«Экспонат по вашему требованию»

Такое необычное название получила выставка, которая открылась в музее 18 мая 2022 года. А создать этот выставочный проект...

Приглашаем к участию в аукционе

Глубокский районный исполнительный комитет информирует об открытом аукционе, который состоится 16 мая 2022 г., по продаже...

Ночь музеев 2022

...

День Государственного герба и Государственного флага Республики Беларусь

Указом Президента от 26.03.1998 года № 157 установлено, что во второе воскресенье мая в Республике Беларусь отмечается День...

«Без срока давности»

Очередное мероприятие, посвященное теме геноцида белорусского народа в годы Великой Отечественной войны и...

Международный день памятников и исторических мест

В этот день сотрудники нашего музея подготовили и провели для всех желающих city-экскурс «Познавательный променад»....

Музей - участник коллегии главного управления идеологической работы и по делам молодежи Витебского облисполкома

5 апреля 2022 года в Глубоком состоялась выездная коллегия главного управления идеологической работы и по делам молодёжи...

Акт

1945 г. марта м-ца 12 дня, местечко Голубичи

Я, следователь Плисского р-на полоцкой обл. БССР Агафонов, в присутствии председателя Голубичского с/с Артеменок Леона Ивановича, секретаря Голубичского с/с Питкевич Феликса Доминиковича и граждан деревни Мехали Хоревич Марк Николаевич и Иващенок Марии Ивановны сего числа составили настоящий акт о расстрелянных и сожженных советских граждан в д. Мехали Голубичского с/с Плисского р-на под руководством обер вахмистра жандармерии Мизнер с группой 15 человек, которыми были расстреляны и сожжены граждане:
1) Хоревич Харитон 50 лет 2) Хоревич Домна 47 лет 3) Хоревич Мария 20 лет 4) Хоревич Валентина 18 лет 5) Козел Семен 50 лет 6) Козел Анна 40 лет 7) Козел Евгения 13 лет и 6-ти других девочек от 5 до 9 лет, всего 13 человек.
Всего граждан расстрелянных и сожженных по дер. Мехали и х. Шкатулино Голубичского с/с насчитывается 24 человек.

           Подписи: следователь Плисского р-на                                 Агафонов
                            председатель Голубичского с\с                            Артеменок
                            секретарь Голубичского с\с                                  Питкевич
                            и гражданин д. Мехали                                         Хоревич
                            гражданин д. Мехали                                            Иващенок

ГА РФ. Ф. Р-7021. Оп. 92. Д.219. Л. 40.
12 марта 1945 г. Подлинник, рукопись.

 

Акт

1945 г. марта месяца 14 дня, местечко Голубичи

Я, следователь Плисского р-на Полоцкой обл. БССР Агафонов, в присутствии председателя Голубичского с/с Артеменок Леона Ивановича, секретаря голубичского с/с Питкевич Феликса Доминиковича, жителя д. Мазнево Голубичского с/с Плисского р-на Рудак Петра Антоновича и Иващенок Марии Ивановны из д. Ольшино Голубичского с\с сего числа составили настоящий акт на расстрелянных советских граждан немецко-фашистскими войсками в составе 30 чел. приехавших из военного городка «Кашары» расположенного близ ст. Подсвилье, окружив д. Мазнево арестовали жителей деревни в количестве 8 человек и под конвоем направлены в м-ко Голубичи, где и были расстреляны южнее м-ка Голубичи в 200 метрах на бывших раскопках балласта , где они и были зарыты.
Могилу обнаружить не удалось ввиду обвала земли.
Расстреляны были следующие граждане: 1) Куреленок Илья 1917 г. 2) Лынько Павел 1912г. 3) Марцинкевич Николай 1921 г. 4) Марцинкевич Андрей 1884 г. 5) Марцинкевич Антон 1918 г. 6) Дударенок Анна 1921 г. 7) Пашкевич Захарий 1912 г. 8) Мартинкевич Тихон С. 1890 г.

                       Подписи: следователь Плисского р-на                                Агафонов
                                       председатель Голубичского с\с                            Артеменок
                                       секретарь Голубичского с\с                                  Питкевич
                                       житель д. Мехали                                                  Рудак
                                       и житель д. Ольшино                                            Иващенок

ГА РФ. Ф. Р-7021. Оп. 92. Д.219. Л. 38.
14 марта 1945 г. Подлинник, рукопись.

 

Акт №29

1945 г. дня 18 марта

О зверствах злодеяниях немецких варваров во время оккупации Кукровского с/с Плисского района Полоцкой области. Я следователь Плисского РОНКВД и в присутствии избранной комиссией по Кукровсому с/с Плисского района (вымененых) ниже упомянутых:
1. Рудак Антон Николаевич. 2. Дашкевич Болеслав В. 3. Якубенок Иосиф В. 4. Качан Григорий 5. Качан Александра Григорьевна.
Мы созванная комиссия подтверждаем, что по Кукровскому с/с во время оккупации нанесено зверских издевательств немецкими варварами для мирного невинного населения нашего с/с. По распоряжению обер лейтенанта «зондарфюрера» м-ка Плисса Герберта Франца и волостного старшины м-ка Лужки Мильвица Артура расстреляно семь граждан ни в чем не виноватые и насильно загнанные в немецкое рабство 45 человек.
В чем и расписываемся:

                      председатель Кукровского с/с                     Рудак
                      зам. председателя Кукровского с/с             Дашкевич
                      зав. Нар. школы Поречья                            Якубенок
                      сель-исполнитель дер. Кукры                     Качан
                      секретарь Кукровского с/с                           Качан

ГА РФ. Ф. Р-7021. Оп. 92. Д.219. Л. 28.
18 марта 1945 г. Подлинник, рукопись.

 

Акт

1945 г. марта м-ца 16 дня дер. Передолы

Я, следователь Плисского р-на Полоцкой обл. Агафонов в присутствии председателя Островского с/с Мартинкевича Андрея Степановича, секретаря того-же с/с Лобунько Константина Степановича жителя д. Бояре Селюта Митрофана Филимоновича, сего числа составили настоящий акт на расстрелянных гр-н д. Бояре по приказанию обер вахмистра жандармерии Мизнера 15 сентября 1943 г. и второго жандарма, которыми были расстреляны 3 человека.
1) Сялюта Константин Ф. 1888 г.р. 2) Сялюта Константин Константинович 1922 г.р. 3) Заяц Сергей Павлович 1922 г.р., которые были расстреляны в м-ке Голубичах.

                    Подписи: следователь Плисского р-на                         Агафонов
                                    председатель Островского с/с                      Мартинкевич
                                    секретарь Островского с/с                            Лобунько
                                    житель д. Бояре                                             Сялюта

ГА РФ. Ф. Р-7021. Оп. 92. Д.219. Л. 125.
16 марта 1945 г. Подлинник, рукопись.

 

Акт

1945 г. марта 15 дня дер. Передолы

Я, следователь Плисского р-на Полоцкой области БССР Агафонов в присутствии председателя председателя Островского с/с Мартинкевич Андрей Степанович, секретаря Островского с/с Лабунько Константина Степановича и жителей дер. Передолы Бельской Софии Станиславовны и дер. Перевоз Пилимон Веры Станиславовны сего числа составили настоящий Акт на граждан, расстрелянных из дер. Передолы Островского с/с Плисского р-на немецко-фашистскими войсками посланными из м-ка Голубичи Плисского р-на обер вахмистром жандармерии Мизнером в 1943 г. сентябре месяце и в 1944 г. январе месяце в составе 5 человек, которые были забраны и расстреляны жители дер. Передолы 7 чел.
1) Маркман Хан 1904 г.р. 2) Маркман Сара 1932 г.р. 3) Маркман Боньчик 1934 г.р. эти 3-е были расстреляны в еврейском гетто г. Глубокое.
4) Гужонок Олег 1896 г.р. 5) Рагило Анна 1915 г.р. 6) Рагило Илья 1915 г.р. 7) Партнов Иван 1900 г.р. эти жители 4 ч. были расстреляны в своих же домах и сожжены вместе с домами и трупы их на убирались в течении 2-х недель.

                   Подписи: следователь Плисского р-на                  Агафонов
                                   председатель Островского с/с               Мартинкевич
                                   секретарь Островского с/с                     Лабунько
                                   жители д. Передолы                               Бельская
                                   д. Перевоз                                               Пилимон

ГА РФ. Ф. Р-7021. Оп. 92. Д.219. Л. 128.
15 марта 1945 г. Подлинник, рукопись.

 

Акт

1945 года марта месяца 16 дня

Комиссия содействия Плисского с\с по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников, в составе гр. упол. Плисского р-на, председателя сельского совета Поляка Д. и членов: Белый, Яцковский А., Ревина
сего числа составили акт о нижеследующим:
По показанию свидетелей и очевидцев Плисского с/с установлено, что немецко-фашистскими захватчиками с 20 мая 1943 г. производились расстрелы мирных советских жителей. Замученных и расстрелянных по Плисскому с/с около 326 мирных советских жителей. Угнано в немецкое рабство носильным путем около 14 советских мирных граждан.
По рассказам жителей м. Плиса установлено, что немецкие солдаты с команды СС, которой руководил обер лейтенант Геппрт Франц, бросали малых детей возрастом от 2-х до 8-ми лет живыми в ямы и закапывали.
Сельская комиссия Плисского с/с ответственными за злодеяние над советскими гражданами считает вышеуказанных лиц, принимавших участие в расстреле мирных советских граждан.

                      гр. уполном.                    Карпович
                      члены пред. с/с              Поляк
                                                              Белый

ГА РФ. Ф. Р-7021. Оп. 92. Д.319. Л. 4.
16 марта 1945 г. Подлинник, рукопись.

 

Акт

1945 года 18 марта

Комиссия содействия Прозорокского с/с Плисского района Полоцкой области по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников в составе председателя Комиссии Рогожкина Николая Григорьевича, членов: Ракицкого Антона Станиславовича, Мончика Геннадия Рафаиловича, Банкина Михаила, Гетман Михаила Рафаиловича составила настоящий акт о ниже следующим.
Сего числа произвела Комиссия осмотр мест злодеяния немецко-фашистских оккупантов. Установлено, что северо-западнее м. Прозороки вблизи х. Марусино возле католического кладбища в кустах обнаружена могила 12 метров длинною, 4 метра шириною и 3 метра глубиною. Показания свидетелей Сивицкого Владимира Александровича х. Собачки Прозорокского с/с и Гетман Фаня Борисовна Митьковского с/с ст. Зябки. Установляется, что 6 декабря 1941 года производили расстрелы советских мирных жителей, расстрелы производили немцы под командованием полицмайстора Керна, расстреляно 380 человек.
Осмотром установлено, что в дер. Шараги Прозорокского с/с Плисского района Полоцкой области обнаружено три могилы сожжённых советских мирных жителей. Показанием свидетелей Дягель Фелиция Трафимовна х. Голяры и Койранца Казимира Адамовича х. Шараги Прозорокского с/с Плисского района Полоцкой области устанавливается, что 26 апреля 1944 года воинская немецкая часть, в большом количестве согнали 200 человек в два дома и один сарай мирных советских жителей, которых сожгли живьем.
Комиссией установлено, что немецкие оккупанты насильно угнали в Германию с Прозорокского с/с 108 человек с Митьковского с/с 39 человек. Районная Комиссия ответственными за злодеяния над советскими гражданами считает полицмайстора Керна, который руководил расстрелом мирных жителей.

Приложение: показание свидетелей

                      Председатель Комиссии: Н. Рогожкин
                      Члены: Итман М.
                      Ракицкий А.С.
                      Мончик

ГА РФ. Ф. Р-7021. Оп. 92. Д.319. Л. 4.
18 марта 1945 г. Подлинник, рукопись.

 

Акт

1945 г. марта м-ца 12 дня, местечко Голубичи

Я, следователь Плисского р-на полоцкой обл. Агафонов, в присутствии председателя Голубичского с/с Артеменок Леона Ивановича, секретаря того же сельсовета Питкевич Феликса Доминиковича и граждан деревни Малые Давыдки того же сельсовета Тышко Иосифа Зиновьевича и Иващенок Марии Ивановны, сего числа составили настоящий акт места расстрела и места захоронения советских граждан, расстрелянных немецко-фашистскими войсками в период оккупации м-ка Голубичи Плисского р-на Полоцкой области БССР.
Место расстрела гр-н м-ка Голубичи происходило на бывшем польском полигоне в 200 метрах севернее м-ка Голубичи, где были расстреляно 32 человека:
1) Сейгель Пейс 56 лет 2) Бияменсон Вульф 35 лет 3) Фридман Мовша 37 лет 4) Борсу Ханна 60 лет 5) Лозовик Сима 27 лет 6) Трейстар Автор 50 лет 7) Сейгель Мота 67 лет 8) Бияменсон Абрам 75 лет 9) Словен 40 лет 10) Левет Сая 35 лет 11) Казачек Аркадий 35 лет 12) Крупеня Антон 47 лет 13) Вельман Бияменсон 35 лет 14) Бляхман Залман 50 лет 15) Скоковский Зинон 35 лет 16) Смирнов Иван 38 лет 17) Гуйдо Петр 32 лет 18) Белянко Михаил 45 лет 19) Белянко Устин 32 лет и др. в количестве 32 чел.
Место захоронения расстрелянных граждан м-ка Голубичи находится на расстоянии 800 метров севернее м-ка Голубичи на бывших раскопках баласта находятся 2 могилы размером 4х10 метров, которые были замаскированы вровень с землей, но в виду усаждении почвы могилы обнаружены.

Подписи: следователь Плисского р-на                    Агафонов
                председатель Голубичского с\с                Артеменок
                секретарь Голубичского с\с                      Питкевич
                гражданин деревни Малые Давыдки      Тышко
                                                                                    Иващенок

ГА РФ. Ф. Р-7021. Оп. 92. Д.219. Л. 44.
12 марта 1945 г. Подлинник, рукопись.

 

Акт

1945 года марта месяца 16 дня

Комиссия содействия Володьковского с\с Плисского района Полоцкой области по установлению расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников в составе председателя Комиссии Слабухи Сергея Петровича и членов: Вардамского М.Ф., Кривенка И., Букатова Г.П., Лапацкой З.К. и Лешкевич Н. составили настоящий акт о нижеследующим: сего числа Комиссия произвела осмотр мест злодеяний немецко-фашистских оккупантов в деревне Замошье Володьковского с/с Плисского р-на Полоцкой обл.
Осмотром обнаружено, что в конце деревни Замошье на северо-восточной стороне сгоревший дом. Показанием свидетелей установлено, что в этом дому было сожжено два мирных гражданина из д. Замошье мужчина и женщина: Сухавило Нил Александрович и Суховило Анастасия Ф.
К акту приложено показание свидетелей: Сухавило Павла Александровича и Борисенок Василия Ильича.
При поверхностном осмотре обнаружена могила длинной метра два и шириной – полтора метра на погорелище этого дома.
На что и сложили настоящий акт.

Председатель комиссии:       Слабуха С.П.
Члены:                                     Вардамский М.
                                                 Кривенок И.
                                                 Букатов Г.П.
                                                 Лапацкая З.
                                                 Лешкевич Н

ГА РФ. Ф. Р-7021. Оп. 92. Д.219. Л. 151.
16 марта 1945 г. Подлинник, рукопись.

 

Акт

О причиненных зверствах немецко-фашистских захватчиками во время оккупации по Королевичскому с/совету.

1945 г. марта м-ца 19 дня

Я, следователь Шавко Адольф Феликсович в присутствии комиссии: председателя с/сов. Окуневец, секретаря с/сов. Скроботун и членов комиссии Скрага Александр и Грумондь Петр составили настоящий акт в том, что во время немецкой оккупации по Королевичскому с/совету в дер. Королевичи, Нестеровичи и других деревень нашего с/совета были расстреляны следующие лица: Редько Егор Францевич, Редько Дмитрий Егорович, Редько Василий Егорович, Редько Алексей Егорович и другие.
Также вывезено в немецкое рабство граждан: Редько Анна Леоновна, Бурень Сергей Сергеевич, Гуженок Михаил Ларионович, Дуж Зина Ивановна, Дубина Михаил Петрович и другие. Что и удостоверяем своей подписью.

следователь                         Шавко А.
председатель с\сов             Окуневиц
секретарь с\сов                    Скробатун
члены комиссии                   Скрага
                                              Грумондь

ГА РФ. Ф. Р-7021. Оп. 92. Д.219. Л.118.
19 марта 1945 г. Подлинник, рукопись.

 

Акт

1945 г. марта 16 дня дер. Передолы

Я, следователь Плисского р-на Полоцкой области Агафонов в присутствии председателя Островского с/с Мартинкевич Андрея Степановича, секретаря Островского с/с Лабунько Константина Степановича, жителей дер. Морги Петкевич Нины Владимировны и Божок Ядвиги Станиславовны с д. Божков сего числа составили настоящий акт о немецко-фашистских злодеяниях, совершенных в д. Божки Островского с/с Плисского р-на карательным отрядом «СС» в количестве 50 чел., которыми были расстреляны жители д. Божки:
1) Леванович Игнат Иг. 1907 г. 2) Куреленок Михаил Март. 1904 г. 3) Линкевич Мария 1880 г. 4) Змайлович Антон 1860 г. 5) Ворожинский Владимир 1888 г. 6) Ворожинская Ядвига ил. 1889 г. 7) Ворожинский Владимир Влад. 1926 г. итого по д. Божки расстреляно 7 чел.

Подписи:  следователь Плисского р-на                       Агафонов
                 председатель Островского с/с                    Мартинкевич
                 секретарь Островского с/с                          Лабунько
                 жители д. Морги                                           Петкевич
                              д. Божки                                           Божок

ГА РФ. Ф. Р-7021. Оп. 92. Д.219. Л. 127.
16 марта 1945 г. Подлинник, рукопись.

 

Акт

1945 г. марта 16 дня дер. Передолы

Я, следователь Плисского р-на Полоцкой области Агафонов в присутствии председателя Островского с/с Мартинкевич Андрея Степановича, секретаря того же с/с Лабунько Константина Степановича, жителей дер. Горново, х. Горново 2-е, хут. Горновертячий Островского с/с Плисского р-на Попок Марии Иосифовны, Жила Ефросинья Ивановна, Дроздович Розеры Селиверстовны сего числа составили настоящий акт о немецко-фашистских злодеяниях, совершенных в д. Божки Островского с/с Плисского р-на карательным отрядом «СС» в составе 50 чел., прибывших с гарнизонов Голубичи и г. Глубокого, которыми были расстреляны жители вышенаименованных деревень и хуторов, ниже приведены их фамилии:
1) Вяртинский Николай 1918 г., 2) Попок Петр 1092 г., 3) Кмито Антон 1915 г., 4) Балаш Владимир 1910 г., 5) Жила Михаил 1911 г., 6) Гопончик Альбин 1905 г., 7) Кузнецов Палатий 1916 г., Кузнецова Феня 1923 г.

Подписи: следователь Плисского р-на                 Агафонов
                председатель Островского с/с              Мартинкевич
                секретарь Островского с/с                    Лабунько
                жители д. Горново                                  Попок
                х. Горново 2-е                                         Жила
                х. Горновертячий                                    Дроздович

ГА РФ. Ф. Р-7021. Оп. 92. Д.219. Л. 130.
16 марта 1945 г. Подлинник, рукопись.

ЖАЛОВАННАЯ ДАННАЯ С ОТВОДОМ (РУБЕЖОМ) ЗАПОВЕДНАЯ ГРАМОТА ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ ПОЛОЦКОГО АНДРЕЯ ОЛЬГЕРДОВИЧА ФЁДАРУ И ДМИТРИЮ ФЁДОРОВИЧУ КОРСАКАМ НА СЕЛО СЕМЕНЦОВО НА БЕРЕЗВЯЧИ (1350-1378, 1381-1387 гг.)

Се аз князь великий Андрей Ольгердович полоцкий дали есьмы Фёдору и сыну его Дмитрию село Семенцово на Березвячи. 

А тому селу велели есьмо и рубеж зарубити от реки от Березвячи по реке по Прудышчины в верх к участым а от верховья от Прадышчнаго рубеж по мху в озерчо в Демьяное, а от демьяного дорогою к Заборью, а от Заборья дорогою к озерцом, а от озерец дорогою ку Залесью, а от Залесья в озеро у Городно, а из Городна в озеро у Мырично, а з Мырична в озеро Белое, а з белого озера рубеж у мох великий, а зо мху на Гривос, а от Гривеса у ручаи, а по ручью в озеро у Потов, а с Потова по Потовицы в реку в Дисну.

А через тот рубеж переступит, нашим людем  ненадобне ходити никому ни з собакою, а ни з пешнею.

А хто тот рубеж переступит, даст князю великому три гривны золота.

А при том был князь Василий Друцкий, а Братоша, а Гирдени Любецки.

А того рубежа зарубати посылали есьмо ездоком Донярку.

У его прывилею печать привесистая одна.

Полоцкие грамоты XIII – XVI вв. М., 1977. с 43-44

4 сентября 1492 г. 

Акты литовской метрики. 1898 ст. 31

 "Акты литовской метрики".Том первый, выпуск первый (1413-1498). Варшава,1898.

Лист Глебу Ивановичу Зеновьевичу на позволенье в имении его Голубичах в земле полоцкой место садити, торг и корчмы иметь и на землю пустовскую Шевердину, так же на дазволенье в озере Свечине рыбы ловити вечно.

Жикгимонт Август.

Чиним явно сим нашим листом.

Бил нам челом боярин земли Полоцкой, пан Глеб Иванович Зеновьевич, чтобы дозволили ему место садити и торг и корчмы иметь в имении его в земле Полоцкой в Голубичах, которое от замку нашего полоцкого далеко есть и которое тем шкоды и переказы месту нашему Полоцкому учинить не может.

И к тому особливо просим, чтобы дали ему землю пустовскую там же, в земле Полоцкой, на имя Шевердину, которая уже от немалого часу впустую лежит и никакой службы и пожитку нам, господарю, с неё не было.

Яко ж воевода полоцкий, пан Станислав Станиславович Довойно, уже ему тую пустовщину до воли господарское держати дал и в озере нашем Свечине, приезжаючи ему там в ловы, рыбы ловить дозволил. На что и лист пана воеводы полоцкого в себе мает, который перед нами покладал.

И бил нам челом, что бы при том его заставили и лист наш господарский  на то на всё ему дали. О что и воевода виленский, маршалок земский, канцлер наш, староста берестейский, державца борисовский и шовленский, пан Николай Радзивил и воевода полоцкий, пан Станислав Станиславович Довойно у причине за ним нас жедал.

А так мы, паметаючи на верные а дознаные противко нам, господарю, службы панов бояр земли Полоцкой, и на причину панов воевод виленского и полоцкого, и на челобитье пана Глеба Зеновьевича, то есмо вчинили. И когда тем местом и торгом его никоторой шкоды и переказы месту нашему Полоцкому нет, мы ему в том именью его Голубичах место садити, и торг, и корчмы медовые, пивные и горелочные иметь дозволили, и при той земле пустовской Швердине в земле Полоцкой подле листу пана воеводы полоцкого его зоставили, и тем листом нашим заставуем, и в том тоже озере нашем Свечине, когда там в ловы приезжать будет, рыбы ловить ему есмо допустили.

Мает он с того местечка и с того торгу своего пожитки всякие на себя там брать, и того добровольно уживати, и оную землю пустовскую Швердину на себе держати, и в том озере Свечине, когда там в ловы приезджаючи будет, рыбы ловити, и во всём том вольность мает на вечные часы.

А на твёрдость того и печать нашу казали есмо приложити к сему нашему листу.

Писан в Вильни, 1552 г.

Метрыка Вялікага Княства Літоўскага. Кніга 28 (1522-1552 гг.)

 Жикгимонт Август.

Чиним знаменито сим нашим листом.

Бил нам челом боярин полоцкий Остафей Корсак и поведал перед нами, что воевода полоцкий пан Станислав Довойно, дозволил ему в имении его в Заборьи в день субботний торг мети до воли нашей господарской.

Которое имение его в пятнадцати милях от Полоцка лежит и которое тем шкоды и переказы месту и торгу нашему полоцкому чинить не может. На что его милость и лист свой ему дал, который он перед нами покладал. И бил нам челом, чтобы при том его заставили, и тот торг в имении его Заборьи мети, и местечко там садить ему дозволили, и лист наш господарский на то ему дали. О чём же воевода виленский, маршалок земский, канцлер наш, староста берестейский, державца борисовский и шовленский, пан Николай Радзивил за ним нас у причине жадал.

А так мы з ласки нашее господарское, челобитное и на причину пана воеводы виленского то учинили. И когда без шкоды нашее господарское, а которое в том переказу месту нашему нет, то местечко там в имению его Заборье садить и торг в том местечку меть ему дозволили.

Мает он с того местечку и с торгу своего пожитки всякие на себя там братии и того добровольно вживати вечные часы.

А на твёрдость того и печать нашу казали приложити к сему нашему листу.

Писан в Вильни, 1551 г. 

Метрыка Вялікага Княства Літоўскага. Кніга 28 (1522-1552 гг.) 

Восемь судебных определений по обвинению Виленским воеводою Николаем Николаевичем Радзивиллом державцы Могилёвского Юрия Зеновьевича – в нападениях на его имения, в совершении убийств, грабежей и разного рода насилий над его крестьянами.

9 мая 1514 года

Литовская метрика. Том первый. Петербург, 1903 г. ст. 185-186Литовская метрика. Том первый. Петербург, 1903 г. ст. 187-188Литовская метрика. Том первый. Петербург, 1903 г. ст. 189-190Литовская метрика. Том первый. Петербург, 1903 г. ст. 191-192Литовская метрика. Том первый. Петербург, 1903 г. ст. 193-194Литовская метрика. Том первый. Петербург, 1903 г. ст. 185-18 
«Литовская метрика» Том первый. Петербург, 1903 г.

Донесение гебитскомиссара Глубокского округа генеральному комиссару Белоруссии о ликвидации гетто

1 июля 1942 г.

   27 мая 1942 г. прибыл унтерштурмфюрер Тангерман из СД Лепеля, полевая почта №37857, чтобы договориться с гебитскомиссариатом по поводу проживающих в области евреев. Перед ним поставлена задача очистить от евреев территории тыла группы армий, которые отойдут под гражданское управление.
   В руководящих немецких инстанциях существовало справедливое предположение, что евреи именно в этой зоне поддерживали связь с сравнительно активно действующими партизанами.
   29.5.1942 г. ликвидировано гетто в Докшицах с 2653 евреями. Евреи внутри гетто сумели настолько хорошо спрятаться, что понадобилась целая неделя, чтобы найти последнего. У еврейских старейшин обнаружено 15 русских патронов.
   1.6.1942 г. ликвидированы гетто в Лужках с 528 евреями и Плиссе с 419 евреями, а на следующий день гетто в Миорах с 779 евреями. Здесь евреи предприняли массовую попытку побега из гетто и 70-80 чел. удалось бежать.
   3.6.1942 г. ликвидировано без особых происшествий гетто в северо-западном районном центре Браславе с 2000 евреями. Примерно после 8-9-дневного перерыва вновь появилось СД Лепеля, на этот раз усиленное жандармерией Вилейки, для ликвидации остальных гетто, расположенных в восточной части нашей области. Вскоре после окружения гетто в Дисне с 2181 евреем и в Друе с 1318 евреями в различных местах обоих гетто одновременно был открыт ответный огонь, вспыхнул пожар. Оба гетто полностью сгорели. Город Дисна, который сильно пострадал в результате военных действий и последнего события, можно считать уничтоженным на 80%. В Друе огонь перебросился дальше, на дома, не принадлежащие к гетто, из-за чего сгорели ортодоксальная церковь и 10 нееврейских домов. При проведении огнетушительных работ СД и полиция были обстреляны из гетто. Во время акции по ликвидации гетто в Шарковщине, проведенной накануне, евреи также подожгли гетто. Благодаря накануне прошедшему дождю огонь дальше не распространился. И здесь некоторым евреям удалось прорваться сквозь цепь окружения и уйти. В заключение была проведена акция против евреев в Глубоком. Здесь пощадили евреев-ремесленников и специалистов, которые почти все работают по обеспечению вермахта. Расстреляно свыше 2200 евреев.
   В настоящее время гетто находятся еще в Дуниловичах с 979 евреями, в Поставах с 848 евреями, Глубоком с 2200 евреями и небольшое гетто в Oпce с 300 евреями.
   В ходе проведения акций по ликвидации гетто ценные вещи и драгоценности по возможности были изъяты и оприходованы на склад.

Гебитскомиссар*

НАРБ. Ф. 1440. Оп. 3. Д. 953. Л. 126-127. Перевод с немецкого; Ф. 370. Оп. 1. Д. 483. Л. 15. На немецком языке. Подлинник. Опубликовано: Свидетельствуют палачи... С. 68.

* Подпись неразборчива.

 

Из политдонесения комиссара партизанской бригады им. С.М. Короткина А. Б. Эрдмана в БШПД за апрель-май 1944 г.

15 июня 1944 г.

   [...] Предварительные данные говорят о том, что немцы по-прежнему неистовствуют в своих зверствах по отношению к мирному населению. Особенно они зверствовали там, где они несли большие потери.
   Они гнали перед собой мирных людей, идя в атаку. Они гоняли по дорогам стариков, чтобы разминировать заминированные дороги. Немцы сожгли деревни Глинища, Тухотино, Ралля, Залядье, Бабовище вместе с населением.
   Все трудоспособное население немцы угнали в Германию или на сооружение новых оборонительных линий. Весь скот и птица изъята. В деревнях, которые еще не сожжены, особенно в ближайших к лесу, не слышно даже пения петухов. Поля не обрабатываются. Из установленных гарнизонов немцы наезжают в деревни, дополнительно грабят голодное население и дополнительно хватают в рабство. Тифознобольных немцы расстреливают.
   Население все же питает надежду освободиться от фашистского кошмара при помощи Красной Армии и прячется по лесам и островам среди болот.
В бывшей зоне нашей бригады сожжены населенные пункты Шахновцы, Андрейчики, Пруды, Баровляне, Смоляки, Кобылянка, Прудники, Гралы, Домброво, Шо, Слобода, Слободка, Боровцы, Боровье, Скрабатуны, Лисичино, Асовины, Пяски, Заулок Литвиновский и Русский, Асиновка.
   Немцы по малейшему поводу и теперь продолжают сжигать деревни и истреблять мирное население.
   Собрано в фонд обороны 134 серебряных монет разной чеканки.

Комиссар бригады                                                                                                                                       Эрдман

Резолюции: 1) т. Шелымагину. 23.6.44. Рыжиков. 2) В дело т. Талаквадзе. 27.6.44. Шелымагин.

НАРБ. Ф. 1450. Оп. 4. Д. 29. Л. 179,191-192. Подлинник. Рукопись.

 

Информация гебитскомиссара Глубокского округа генеральному комиссару Белоруссии о перечислении выручки от реализации имущества евреев за период с 1 апреля по 15 мая 1943 г.

г. Глубокое 18 мая 1943 г.

   Банк в Беларуси, филиал в Глубоком, перечислил на счет № 34 главной кассы при эмиссионном банке Беларуси в Минске следующие суммы, поступившие за период с 1 апреля по 15 мая этого года от реализации еврейского имущества:
   1. Выручка от движимого непромышленного еврейского имущества = 2670,5 нем. марок.
   2. Еврейские обложения = 6000 нем. марок.
   3. От еврейской рабочей силы (заработная плата) = 56 049,73 нем. м[арок]. Сумма = 64 720,23 нем. м[арок].

Заместитель*

НАРБ. Ф. 370. Оп. 1. Д. 1598. Л. 41. На немецком языке. Подлинник на специальном бланке гебитскомиссара в Глубоком. Опубликовано: Холокост в Беларуси... С. 146-147.

* Подпись неразборчива.

 

Письмо гебитскомиссара Глубокского округа генеральному комиссару Белоруссии по вопросам реализации конфискованного у евреев имущества

30 июня 1942 г.

   Изъятые у евреев шубы и предметы одежды почти все были проданы вермахту и гражданским учреждениям как предметы зимней одежды. Почти все эти вещи были изъяты в начале последней зимы. Возможности их хранения не было. Более того, отсутствие каких-либо указаний не позволяло воздержаться от обеспечения зимней одеждой, которое было плохим.
   В ответ на сообщение, направленное 2.XII.1941 года генеральному комиссару о количестве изъятых на этот день вещей, никаких указаний не поступило.
   Из еврейских домов, за некоторым исключением, до сегодняшнего дня были проданы только такие, которые находились в аварийном состоянии и разрушение которых было в интересах общего вида местечка. Благодаря продаже таких домов пригодные строительные материалы использованы с пользой в другом месте. В других случаях еврейские дома были растащены населением и больше не существуют. Земельные участки еще не проданы.
  На мой запрос в Минск по вопросу продажи аварийных еврейских домов мне сообщили, что нет возражений против продажи таких домов на топливо. Если со стороны управления по опеке в Минске есть возражения против продажи аварийных домов из бывшей собственности евреев в настоящее время, то я прошу сообщить мне об этом письменно.

Гебитскомиссар
Петерсен

НАРБ. Ф. 370. Оп. 1. Д. 483. Л. 7. Копия. На немецком языке. Опубликовано: Холокост в Беларуси, 1941-1944. Документы и материалы. Минск: НАРБ, 2002. С. 50-51.

 

Сведения боевой группы фон Готтберга о результатах карательной операции «Весенний праздник»

                                                                                                                                     12 мая 1944 г.
Боевая группа фон Готтберга                                                                                    Командный пункт, 12.5.1944 г.
Отдел I а

Результаты
операции «Весенний праздник» до 12.5.1944 г. включительно

   1. Собственные потери.
   Павшие в бою (члены немецкой полиции) - 101
   Павшие в бою (иностранцы помощники) - 57
   Павшие в бою (вермахт) - 17
   2. Потери противника.
   Потери противника убитыми (подсчитанные) - 3654
   Потери противника убитыми (по оценкам)*
   Пленные - 1794
   Перебежчики - 43 [...]
   4. Принятые на учет:
   а) Готовая сельскохозяйственная продукция: 129 лошадей, 172 головы крупного рогатого скота, 20 овец, 3 свиньи, 3 козы, 258 центнеров зерна, 8 центнеров муки, 257 центнеров кормовых злаков, 70 центнеров соломы, 60 центнеров сена, 905 центнеров картофеля, 28 центнеров льноволокна, 6 мешков конопли, 50 кг пряжи, 248 шкур животных, 1 машина по обработке льна, 13 плугов.
   б) Рабочие силы: 1009 мужчин, 1338 женщин, 701 ребенок.
   5. Уничтожено (у противника): 103 бандитских лагеря, 215 блиндажей, 52 долговременных оборонительных сооружения, 3 склада с боеприпасами, 1 ручной пулемет, 47 оборудованных в инженерном отношении мин, 1 русский самолет- штурмовик ИЛ-2 [...]
   7. Уничтоженные населенные пункты: Пищаловка (60/96), Борисов (65/04), Варваровка (имение) 69/05), Крупенский Мох (69/10), Перевоз (68/14), Остров (72/12), Шо (80/19), Рудники (83/29)**.

National Archives of the United States, Washington D. C. (NARA). T-311. Roll 218. F. 000861-000862.
Перевод с немецкого.

* Данные не указаны.
** Пункт 7 выделен фигурной скобкой. Возле скобки помета: 1.Реданц. 2.Ангальд. Рядом с названием населенного пункта Рудянки имеется еще одна помета: Район юго-западнее Полоцка.

 

Акт Плисской районной комиссии ЧГК о преступлениях, совершенных немецкими оккупантами в районе

13 апреля 1945 г.

   Мы, нижеподписавшиеся, комиссия по расследованию зверств и злодеяний, совершенных немецкими захватчиками в Плисском районе Полоцкой области [в составе:] председателя комиссии — Баранов Павел Иванович, членов: председателя Плисского райсовета депутатов трудящихся Эрдмана Адольфа Брониславовича, капитана г/б Новосадова Александра Ивановича, старшего лейтенанта Филиппова Михаила Филипповича, райпрокурора Плисского района Балтрушевича Андрея Антоновича, врача района Топорова Ивана Яковлевича.
   Произвели расследование зверств и злодеяний, совершенных немецкими оккупантами над мирными советскими гражданами в местечках Плисса, Голубичах и Плисском районе.
   В результате расследования собрано большое количество показаний свидетелей и пострадавших, вещественные доказательства, на основании которых нами установлено следующее:
   С приходом в Плисский район фашистские захватчики учинили массовые репрессии и террор против мирных советских граждан. В местечке Плисса, севернее 800 метров в кустарниках обнаружено несколько могил размером от 18 метров длины и до 10 метров ширины, в которых по показаниям свидетеля Бельского зарыто расстрелянных и замученных около 100 малых детей в возрасте от 2 до 10 лет и около 225 мужчин и женщин. Причем дети бросались живыми в могилы и тогда закапывались.
   Такой зверской расправой над мирным населением, детьми и женщинами руководил немецкий обер-лейтенант Гепперт Франц, всего по Плисскому с/совету и местечку Плисса расстреляно и замучено по вине немецкого обер-лейтенанта Гепперт Франца 325 мирных советских граждан: детей и женщин.
   Помимо расстрелов следствием установлено, что 26 апреля 1944 года в период проводимой блокады против партизан немецкие варвары под руководством полиц-майстра Керна в хуторе Голяры Прозорокского с/совета согнали мирных жителей и детей в два дома и сарай около 200 человек, которых сожгли живьем.
  Показаниями свидетелей Артименка, Петкевича и других установлено, что с приходом немецких оккупационных властей в Плисский район на территории Голубичского сельсовета немецкими варварами расстреляно и замучено 71 человек, из них семь человек детей от 3 до 13 лет.
   С приходом немецкие варвары стали издеваться над советскими общественниками. Летом 1943 года немецкими захватчиками на площади в местечке Лужки повесили Жингеля Сергея Игнатьевича и летом 1941 года около деревни Велец Плисского с/совета расстреляли 3 общественников, среди которых были Гредюшко К.Д., Машара И. И. и Кравец А. И.
   В период проведения блокады против партизан немецкие захватчики издевались над мирными гражданами и детьми. Свидетель Хваренец Степан Александрович показал:
«В апреле м-це 1944 года, числа не помню, немецкие озверевшие солдаты под командованием офицера и солдат около 300 человек окружили деревню Подозерье Углянского с/совета Плисского района. Собрали мужчин, женщин и детей и согнали в один дом гр-на Ванькович Адели и на второй день погнали их по направлению к деревне Псуя и по пути кто мог убежать, тот сохранился, а остальных расстреляли из пулемета и погрузили в болото в виде моста для переправки, т. е. по трупам мирных, ни в чем не повинных людей немецкие изверги переходили на другую сторону болота и только после ухода немцев трупы были похоронены в общей могиле».
   С приходом немецких оккупационных властей в Плисский район с 1941 по 1944 год, июль м-ц, немецкими извергами расстреляно и замучено советских граждан 1676 человек, из них детей — 172 человека. Из общего количества расстрелянных и замученных советских учителей 15 человек, два председателя с/совета, 3 председателя колхоза.
Наряду с расстрелами немецкие оккупационные власти насильно увезли советских девушек и юношей на каторжные работы в Германию.
   Всего по Плисскому району насильно угнано в Германию 1086 человек, среди которых оказалась угнанной депутат областного Совета депутатов трудящихся Валынцева Мария, среди которых Гравицкий Леон Ф. 1928 года рождения, Акулицкая Варвара Николаевна 1928 года, Акулицкая Мария Николаевна 1929 года и другие, а всего вывезено детей - 150 человек.
   Комиссией установлено, что главные виновники всех вышеперечисленных зверств и злодеяний, совершенных над мирными советскими гражданами в местечках Плисса, Голубичах и Плисском районе являются: зондерфюрер Гепперт, обервахтмейстер жандармерии Мизнер и полицмейстер Керн.
   Это по их указанию и непосредственному участию производились пытки и издевательства над беззащитными мирными гражданами, беспощадно расстреливались тысячи советских патриотов, не желавших склонить свои гордые головы и стать на колени перед немецкими захватчиками. Это они насильно угоняли на каторжные работы в фашистскую Германию и разлучали с родиной и родными советских девушек и юношей.
    К акту прилагается ... протоколов опросов, актов - 61, заявлений гр-н - 2, поименных списков расстрелянных - 37 и угнанных в немецкое рабство - 40.

Председатель комиссии                                                    Баранов
Члены комиссии:
                            Председатель Плисского
                            исполкома райсовета                             Эрдман
                            Капитан г/б                                              Новосадов
                            Ст. лейтенант                                          Филиппов
                            Райпрокурор                                           Балтрушевич
                            Районный врач                                       Топоров

НАРБ. Ф.1569. Оп.1. Д. 222. Л. 2-2об.Цифровая копия подлинника.

 

Из протоколов допросов бывшего военнослужащего 332-го охранного батальона К. Шильке о расстреле узников гетто в г. Глубокое

5 – 16 декабря 1948 г.

Из протокола допроса от 5 декабря 1948 г.
   [...] ВОПРОС. Расскажите, при каких обстоятельствах было ликвидировано гетто в г. Глубокое и каково в этом было ваше личное участие и участие подчиненных вам солдат.
  ОТВЕТ. Гетто в г. Глубокое находилось на главной улице города, какое количество людей проживало в гетто, я сказать не могу. Примерно 18-20 августа 1943 г. рано утром, примерно в 5 часов, придя ко мне во взвод, [командир роты] приказал мне усилить посты и всех лиц, которые появятся в расположении моего взвода, задерживать. Здесь же он сказал мне, что евреи в гетто подняли бунт, а мы должны предотвратить его. Мой взвод от места нахождения гетто располагался примерно в 1000 м. Выполняя приказ командира роты, я усилил посты. В это же время мы услышали частую пулеметную стрельбу в р-не расположения гетто. По направлению к моим постам никто не бежал, и я сразу понял, что в гетто расстреливают евреев. Стрельба с небольшими перерывами длилась весь день, и весь день я не снимал посты, но моими солдатами никто не был задержан. По окончании расстрела командир роты по телефону приказал мне снять дополнительные посты. После расстрела я хотел посмотреть место расстрела, но полиция никого к этому месту не допускала, а когда на третий день после расстрела я пришел туда, то увидел, что все дома сожжены, но трупов уже не было видно, видимо, их уже убрали [...]

НАРБ. Ф. 1363. Оп. 1. Д. 2542. Л. 16-17. Подлинник. Рукопись. Опубликовано: Свидетельствуют палачи... С. 122-123.

Из протокола допроса от 16 декабря 1948 г.
   [...] В августе м-це 1943 г., находясь на опорном пункте в г. Глубокое Полоцкой области, однажды утром я услышал в г. Глубокое стрельбу. В это же время командир роты капитан Ротер по телефону сообщил мне о том, что находящиеся в городском гетто мирные советские граждане подняли бунт, и тут же приказал мне силами моего взвода усилить посты с той целью, чтобы задерживать каждого человека, который появится в расположении взвода. Мой взвод от гетто располагался примерно в 1000 м. Выполняя этот приказ, я усилил посты. В районе расположения гетто велась частая пулеметная и ружейная стрельба. По направлению к моим постам никто не бежал, и мы поняли, что в гетто расстреливают евреев.
   Стрельба с небольшими промежутками длилась весь день, и я в течение всего дня не снимал посты. После того, как стрельба прекратилась, командир роты приказал мне снять посты, что я и сделал. На третий день после этого я был на месте расстрела, но трупов уже не было, а все дома сожжены [...]

НАРБ. Ф. 1363. Оп. 1. Д. 2542. Л. 24-25. Подлинник. Рукопись. Опубликовано: Свидетельствуют палачи... С. 123.

 

Акт Глубокской районной комиссии ЧГК о расстреле гитлеровцами мирных граждан в урочище Борок

25 марта 1945 г.

   Мы, нижеподписавшиеся, комиссия по расследованию зверств и злодеяний, совершенных немецкими захватчиками в гор. Глубоком и Глубокском районе, в составе: председателя комиссии Решетникова Николая Артемовича, членов — председателя Глубокского райсовета депутатов трудящихся Гурина Дмитрия Федоровича, капитана Чернышева Михаила Сергеевича, ст. лейтенанта Чухарева Николая Андреевича, врача Глубокской райбольницы Леках, райпрокурора Симоненко Игнатия Сергеевича, настоятеля Глубокской православной церкви протоиерея Игнатовича Николая и секретаря комиссии Саяпина Сергея Ефремовича, произвели расследование зверств и злодеяний, совершенных немецкими оккупантами над мирными советскими гражданами в гор. Глубокое Глубокского района Полоцкой области.
   В результате расследования собрано большое количество показаний свидетелей и пострадавших, обнаружены документы и вещественные доказательства, на основании которых нами установлено следующее.
   С приходом в Глубокский район фашистские захватчики учинили массовые репрессии и террор против мирных советских граждан и, прежде всего, против населения еврейской национальности. С первых же дней немецкие оккупационные власти произвели перепись еврейского населения, конфисковали их имущество, большую часть запасов продуктов и под охраной стали их выгонять на тяжелые работы. Немецкие патрули в пути следования к месту работы всячески издевались над ними, беспощадно избивали и расстреливали.
   В сентябре месяце 1941 года гебитскомиссар Глубокского округа Гохман издал приказ о переселении всего еврейского населения из домов, в которых они проживали, в дома специально выделенных кварталов по улицам Карла Маркса, Энгельса, Красноармейской и Красных Партизан. Эти кварталы немцы обнесли колючей проволокой и заборами и поставили усиленную вооруженную охрану. В организованное гетто немцы загнали 8 тыс. мужчин, женщин, стариков и детей.
   Комиссаром гетто до 1943 года являлся один из помощников немецкого гебитскомиссара Гохмана, а в 1943 году его сменил Ветвицкий, также являющийся помощником Гохмана. В гетто жандармерия и полиция устанавливали режим зверских издевательств.
   Свидетель Шапиро Михаил Осипович, находившийся ранее в гетто, показывает: «Евреи не имели права выходить из гетто. Был издан приказ, запрещающий нам пить и есть [что-либо], кроме хлеба, картофеля и воды. Норма выдачи хлеба была очень маленькая. Нам запрещалось мыться в бане. Всем евреям было приказано одеть «латы», то есть желтые звезды, как опознавательный знак еврейской национальности. Ходить разрешалось только по середине улицы. Очень часто немцы врывались в квартиры проживающих в гетто евреев, производили обыски, забирали все, что им нравилось, и обкладывали их налогами золотом. Если население не удовлетворяло претензий немцев в пределах той суммы налогов, которую они назначили, то полиция и жандармерия хватали этих евреев и отправляли группами в урочище Борок, находящееся от гор. Глубокое в 1,5 км, и там их расстреливали».
   Весной 1942 года в один день немцы расстреляли из гетто не менее 2 тыс. человек.
   Жители гор. Глубокое Рыжкова Лидия Ивановна, Зубович Константин Лукич и др., являющиеся свидетелями вышеуказанного факта, сообщили следственной комиссии: «Весной 1942 года по приказу гебитскомиссара Гохмана все проживающие в гетто евреи, в том числе женщины и дети, были согнаны полицией и жандармерией на пл. Физкультуры. Там их разбили на 2 группы и объявили, что одна партия будет отправлена для работы в Докшицкий район, а вторая будет работать в Глубоком. Первую партию евреев, в которой находились старики, женщины и дети, немцы погнали в урочище Борок. Некоторые из них, поняв, что их ведут на расстрел, пытались спастись бегством, но немецкая полиция и жандармерия расстреливала убегающих из автоматов. Вся эта группа евреев в количестве 2 тыс. человек была расстреляна в Борку. Расстрелы евреев производились в заранее выкопанных ямах. Всем им перед расстрелом приказывали раздеваться донага».
   Свидетель Шапиро Михаил Осипович сообщает, что раздетым евреям немцы приказывали ложиться в ямы вниз лицом, а затем их выстрелом в затылок убивали. После расправы немцы собрали всю одежду убитых и торговали ею в своих магазинах.
   Осенью 1942 года по приказу гебитскомиссара Гохмана было выделено из евреев, находившихся в гетто, около тысячи нетрудоспособных евреев — стариков, больных и инвалидов, и все они были расстреляны немцами в том же урочище Борок.
   Летом 1943 года специально прибывшие в гор. Глубокое войска СС окружили гетто, где еще находилось 5,5 тыс. евреев, и стали их уничтожать пулеметным и ружейным огнем, гранатами и минами. После того, как жители гетто стали оказывать сопротивление, то войска СС и жандармерия стали сжигать дома, в которых находились евреи. Большинство евреев было перебито и сожжено на территории гетто, а остальные немцами были угнаны в урочище Борок и там зверски расстреляны. Только немногим удалось спастись бегством. Всех убитых немцы также закапывали в урочище Борок.
Следственная комиссия располагает показаниями многих жителей гор. Глубокое, которые были живыми свидетелями этого кровавого массового террора фашистских извергов над безвинными и беззащитными гражданами.
  Комиссией установлено, что в 1941-44 гг. немцы уничтожили 6-7 тыс. граждан еврейской национальности, проживавших в Глубокском районе. Главными виновниками массового уничтожения еврейского населения гор. Глубокое и Глубокского района являются гебитскомиссар Глубокского округа Гохман, его заместитель Геблан, начальник Глубокской жандармерии Керн, комиссар гетто Ветвицкий, комендант Глубокской полиции Левандовский, жандарм Гайд. Это по их указанию и [при] непосредственном участии проводились нечеловеческие издевательства над еврейским населением.
В течение 1941-42 гг. немецкие оккупанты систематически избивали и расстреливали цыган, таборы которых обнаруживались в лесах Глубокского района.
   Свидетель Смольский Александр Яковлевич сообщает, что он в период оккупации проживал [рядом] со зданиями, в которых размещались немецкая жандармерия и полиция, и лично сам видел, как жандармы и полицейские систематически проводили под конвоем к зданию жандармерии группы цыган по 20-30 человек, после допроса которых обычно уводили в урочище Борок и там расстреливали, а их коней и имущество забирали себе. По словам Смольского, немцы таким образом уничтожили в течение 1941-42 гг. около тысячи человек.
   С первых дней прихода немецких оккупантов в Глубокский район они сразу же начали массовые аресты и расстрел советских активистов. Свидетель Рудак Екатерина Владимировна сообщает: «В начале августа 1941 года на улице гор. Глубокое был убит комендант немецкой полиции. В ответ на это немецкая полиция и жандармерия начала в массовом порядке арестовывать и расстреливать непричастных к убийству граждан. К нам в квартиру в 4 часа утра ворвались немецкий офицер и полицейские Заблодский Иван и Кожан и арестовали моего отца Рудака Владимира Ивановича. После мучительных пыток на допросе в полиции моего отца в тот же день в 11 часов дня расстреляли около городского кладбища на глазах проходящих мимо жителей города. Одновременно вместе с моим отцом было расстреляно 10 человек. Среди них врач Геллер, Сивко Иосиф, Куриленок, бухгалтер Хохолко, Вудов и др.».
   Житель гор. Глубокое, проживавший около здания немецкой жандармерии и полиции, Смольский Александр Яковлевич был свидетелем, как ежедневно приводились арестованные граждане гор. Глубокое разных полов, возрастов и профессий, некоторых из них он знал как советских активистов. В большинстве случаев арестованные после допроса уводились в урочище Борок и там расстреливались. В пути следования арестованные жестоко избивались.
   Немецкая жандармерия и полиция арестовывали мирных граждан за малейшее подозрение в связи с советскими партизанами и совершали над ними жестокие пытки и издевательства. Около Березвечского лагеря советских военнопленных немецкие власти в 1942 году обнесли небольшой участок земли колючей проволокой и поместили туда для обозрения проходящих партизан и мирных граждан, арестованных за связь с партизанами.
   Свидетель Гаврильчик Галина Николаевна сообщает, что эти люди в зимнее время находились под открытым небом. Многие из них умирали от голода и жестоких побоев, а оставшихся в живых немцы уводили в урочище Березвечье и расстреливали.
   Свидетель преподаватель Глубокского педучилища Соболевский Александр Антонович сообщает следственной комиссии: «За период оккупации гор. Глубокое немцы расстреливали сначала советских активистов и вообще советских людей из восточных районов СССР. Позднее расстрелы стали производить в помещении полиции. Вслед за этим стали группами пригонять арестованных белорусов за связь их с партизанами, и этих же людей так же группами выводили в урочище Борок и там расстреливали, предварительно избив жандармерией и полицией.
   Летом 1942 года я лично видел, как немцы расстреливали группу поляков, жителей гор. Глубокое и его окрестностей. Среди расстрелянных я знал граждан Сороко, Понятовского и несколько ксендзов, фамилии которых мне не известны. Трупы их зарыты в окрестностях гор. Глубокое, на так называемых Лисьих горках возле Паросника».
   Во время блокады, когда немцы пытались ликвидировать партизанское движение, они в гор. Глубокое пригоняли толпы мужчин, женщин, детей, затем их на машинах вывозили в лес, находившийся между деревнями Лавриновка и Бариковщина, и там расстреливали. Расстрелы, пытки и издевательства немецкие оккупационные власти совершали и в деревнях, и на хуторах Глубокского района. В Лучайковском с/совете замучено и расстреляно немецкими оккупантами за связь с партизанами и лояльность к советской власти 22 человека. Среди них — семья Жук Владимира Игнатьевича из 7 человек, Ивчика Степана Игнатьевича, его сын Александр Степанович, семья Мироша Никанора Ивановича, состоящая из жены и 6-летней дочери, и др. В Залесском с/совете немецкие изверги замучили и расстреляли 28 мирных граждан. Среди них: Киселев Феоктист Васильевич, 1889 года рождения, Керский Иван Владимирович, 1921 года рождения, Супраненок Вера и др.
   Только на хуторах и деревнях Глубокского района немецкие захватчики замучили и расстреляли 133 человека. Среди погибших имеются старики, женщины и дети. В целом, по Глубокскому району немецкие оккупанты замучили и расстреляли в период 1941-1944 гг. 10 133 мирных жителя.
   На основании заявлений граждан, свидетельских показаний и путем вскрытия ряда могил, комиссией установлено, что трупы расстрелянных немецкими захватчиками в восточной части урочища Борок, расположенного в 1,5 км от гор. Глубокое, были могилами мирных граждан, евреев и других национальностей. Здесь обнаружено 3 могилы размером 5х12 и 2 могилы: одна из них 8х60, вторая 12x16.
   Наряду с расстрелами немецкие оккупационные власти насильно увозили советских девушек и юношей на каторжные работы в Германию, из гор. Глубокое немцы насильно увезли в Германию 600 человек, из Узреченского сельсовета угнано в Германию 57 чел., среди которых Казимирская Мария Михайловна, 1926 года рождения, Кривенок Галина Васильевна, 1925 года рождения, Козак Анна Антоновна, 1926 года рождения, Кривенок Егор Антонович. Из Копылыцинского сельсовета отправлено в Германию 65 человек, в числе которых Лукьяненок Евгений Григорьевич, 1928 года рождения, Кузьмич Виктор, 1929 года рождения. Всего по Глубокскому району немецкие захватчики вывезли насильно в течение 1941-1944 гг. в Германию на каторжные работы 1130 человек.
   Комиссией установлено, что главные виновники всех вышеперечисленных зверств и злодеяний, совершенных над мирными советскими гражданами в гор. Глубокое и Глубокском районе являются: немецкий гебитскомиссар Глубокского округа Гохман, начальник немецкой полиции полевой жандармерии Керн, комендант полиции Л., начальник поветы районной управы К., помощник Гохмана, начальник белорусской полиции «СС», черной полиции В.
   Это по их указанию и (при) непосредственном участии производились пытки и издательства над беззащитными мирными гражданами, беспощадно расстреливались тысячи советских патриотов, не желавших стать на колени перед фашистскими варварами. Это они насильно угоняли на каторжные работы в фашистскую Германию и разлучали с родиной и родными советских девушек и юношей.
   К акту прилагается 8 протоколов опросов.

НАРБ. Ф. 861. Оп. 1. Д. 11. Л. 97-100. Подлинник; ЗГА в г. Полоцке. Ф. 687. Оп. 1. Д. 1. Л. 55а-55д. Копия. Опубликовано: Хатынская стена памяти... С. 134-137 (по экз., хранящемуся в НАРБ); Витебщина освобожденная... С. 264-270 (по экз., хранящемуся в ЗГА в г. Полоцке).

 

Из сообщения Полоцкой областной комиссии ЧГК о преступлениях, совершенных немецкими оккупантами в области

Не ранее 9 мая 1945 г.

Массовое истребление мирных граждан и военнопленных

Захватив гор. Полоцк, немецко-фашистские захватчики ввели в нем и в районах Полоцкой обл. так называемый «новый порядок». Осуществляя свой чудовищный план истребления мирного советского населения, гитлеровские палачи в гор. Полоцке и районах Полоцкой обл. беспощадно и систематически уничтожали мирных советских граждан. В гор. Полоцке и в районах Полоцкой обл. немецко-фашистские захватчики ввели режим кровавого террора и насилия; с особой силой фашистский террор свирепствовал в гор. Полоцке.
Для массового истребления советского населения фашистами был создан особый аппарат и организовано в гор. Полоцке 2 лагеря (один из них для военнопленных Красной Армии и один для мирных советских граждан).
На основании материалов расследования, произведенного Чрезвычайной комиссией, а также многочисленных свидетельских показаний советских граждан — очевидцев фактов злодеяний и зверств — установлено, что немецко-фашистские захватчики истребили в одном только гор. Полоцке около 150 тыс. чел. советских граждан: мужчин, женщин, детей и стариков, как жителей гор. Полоцка, так и советских граждан, привозимых из других населенных пунктов БССР, а также и военнопленных бойцов Красной Армии и партизан.
Лагерь, созданный гитлеровцами для советских военнопленных, был расположен в 1 км от гор. Полоцка... Лагерь для мирных советских граждан находился около кирпичного завода. Оба лагеря были обнесены в несколько рядов забором из колючей проволоки.
Режим в лагерях был подчинен задаче массового истребления заключенных. Заключенные влачили голодное существование. Их пища состояла из выдаваемой один раз в сутки мучной баланды по 2 стакана на человека, сваренной без соли, и 100 г хлеба, приготовленного из смеси древесных опилок со жмыхом.
Заключенных в лагерях морили голодом, заставляли выполнять непосильные работы. Тех, кто выбивался из сил и не мог выполнять работу, расстреливали на месте или зверски избивали палками. Гитлеровцы создали в лагерях условия к распространению заболеваний сыпным тифом и другими инфекционными болезнями.
Немецко-фашистские бандиты изобретали самые изощренные формы пыток советских граждан. Причем все это у них считалось делом чести каждого немца и поощрялось главным военным командованием и правительством.
Заключенные в лагерях и граждане гор. Полоцка, заподозренные в неуважении к «новому порядку», истреблялись без суда и следствия. Пытки, истязания и расстрелы, проводившиеся в лагерях и на улицах города, в окрестных населенных пунктах, явились предметом развлечений немецко-фашистских бандитов.
«В полоцком лагере содержалось несколько тысяч мирных советских граждан, - сообщила жительница гор. Полоцка Болтрукова Аксинья Анисимовна, — которые сотнями умирали от голода. На моих глазах было вывезено из лагеря и зарыто на Старосельском кладбище более 500 трупов».
Потерпевшая Александрова Надежда Владимировна сообщила комиссии: «Я лично была сама заключена в лагерь для мирных жителей гор. Полоцка, где в то время находилось более 300 чел., из которых нас осталось всего 17 чел., а все остальные были расстреляны, умерли от голода и издевательств. Нас выгоняли зимой во двор, заставляли ложиться лицом в снег, а [тех], кто не выполнял эти приказания, избивали палками. Немцы водили нас в гестапо, где избивали до полусмерти. Здесь были расстреляны моя дочь Кресик 3. А., мой муж Александров, Фальковская А.М., Фальковский В.М., Брытикова Н., Прикатлин, его жена и дочь, Шалаев, Петровский и др.».
Немецко-фашистские изверги издевались над мирным населением. Свидетель Брылева Мария Григорьевна сообщила комиссии: «Я видела, как немецкие палачи согнали мирных жителей гор. Полоцка на окраину города по Артиллерийской ул. и там издевались, избивали их палками, раздевали догола и заставляли бегать по снегу, а потом расстреляли. Было расстреляно семейство Захватаевых - 5 чел. и др. Всего около 300 чел.».
Случайно спасшаяся от расстрела Матецкая Нина Ивановна сообщила комиссии: «Я вместе с депутатом областного Совета Матюшковым, учительницей Фальковской и другими 20 октября 1942 г. была арестована немецким гестапо и заключена в лагерь. 24 ноября 1942 г. нас, в количестве 8 чел., положили в закрытую автомашину, на которой подвезли к яме для расстрела, где уже было 700-800 трупов, расстрелянных и раздетых догола.
Из автомашин нас выводили по одному человеку и подводили к яме с трупами. Стоявший у ямы немецкий офицер ударял подводимого по голове железным ломом и сталкивал в яму, и, если упавший проявлял признаки жизни, его пристреливали. Меня подвели к яме седьмой. Стоявший рядом немецкий офицер ломом нанес мне удар по голове, после чего я потеряла сознание и выстрела не слышала. Находясь в яме, я пришла в сознание, почувствовала, что я ранена — по лицу текла кровь. Не слышала шума, я вылезла из ямы. Голая, шатаясь, ушла в лес. Вечером, получив от знакомых одежду, ушла к партизанам». Аналогичные показания о массовом истреблении советских людей немецко-фашистскими захватчиками дали свидетели Киселева А.В., Кищенко И.Н., Зайковская Я.С., Сотникова В.И. и др.
Немецко-фашистские изверги применяли изощренные приемы истязаний советских граждан. Свидетель Семенов В. сообщил Чрезвычайной комиссии: «В дер. Зачеревье Миорского района немецко-фашистские изверги замучили 10 чел., в числе которых были мои отец и мать. Издеваясь, они отрезали у отца нос и половые органы, а у матери вырезали груди, после чего их обоих застрелили».
Свидетельница Пушкарева В., жительница дер. Липковщина, сообщила Чрезвычайной комиссии: «22 марта 1943 г. в деревню прибыла жандармерия под командованием Ваймана и арестовала многих граждан, которых после продолжительных пыток расстреляли. Среди расстрелянных был гражданин Пушкарев С., которому немцы сначала выкололи глаза, а затем застрелили. Грудного ребенка гр-ки Лазуревой Олимпиады немецкий солдат взял за ноги и убил его ударом головой о камень». Аналогичные показания дали свидетели Пискун, Гузенок и др.
Немецко-фашистские захватчики убили в гор. Полоцке свыше 200 чел. советской интеллигенции. Еще до захвата гор. Полоцка немецко-фашистские бандиты имели заранее подготовленные планы по уничтожению представителей интеллигенции. Тотчас же после занятия гор. Полоцка начались массовые аресты и расстрелы.
Гестаповцы арестовали и расстреляли депутата Витебского областного Совета депутатов трудящихся агронома Матюшкова Дмитрия, врачей Фальковскую Анну, Шалаева, Савицкую, Поликарпова, Плискунова, Кресик и других, учителей Цемахову Геню Исааковну, Зингер Софью Наумовну, Пирогова Дмитрия, Миндалева Георгия и многих др. Расследованием установлено, что немцы замучили и убили в гор. Полоцке свыше 200 чел. советской интеллигенции.
Немецко-фашистские захватчики истребили в гор. Полоцке тысячи советских военнопленных. В лагерях гор. Полоцка за время оккупации перебывало свыше 300 тыс. чел. мирных жителей и советских военнопленных. Из этого числа немцами истреблено одних только военнопленных свыше 100 тыс. чел. [...]
Немецко-фашистские бандиты проявили исключительные зверства в отношении населения еврейской национальности. В декабре 1941 г. [...] в гор. Полоцке был организован специальный лагерь для истребления еврейского населения (гетто), который был расположен около кирпичного завода на окраине гор. Полоцка. Территория лагеря была обнесена колючей проволокой. Выход из гетто никому не разрешался. На работу из лагеря водили под конвоем. В этом лагере находилось более 8 тыс. чел. мирного еврейского населения.
Еврейское население подвергалось полному ограблению со стороны немецких мародеров. Условия жизни в лагере были ужасающими. Люди спали в грязи, под открытым небом. С евреями немцы обращались хуже, чем со скотом. Немцы проводили массовые облавы на еврейское население, не щадили ни мужчин, ни женщин, ни детей, ни стариков. Детей убивали на руках у матерей.
За время существования гетто только в гор. Полоцке немцы истребили в нем более 7 тыс. чел. мирного еврейского населения. Детей, как правило, бросали живыми в ямы с расстрелянными и заживо закапывали.
Жители гор. Полоцка Федотенко М.Е., Бочкарева Х.Е. и многие другие, бывшие очевидцами массовых истязаний, убийств и расстрелов, сообщили комиссии: «В августе 1941 г. в районе гор. Полоцка немцы организовали массовый расстрел мирного населения еврейской национальности. Здесь были расстреляны: Кист Гиля, его жена Рива, Шульке Мендель, его жена, семья Брусилиных, состоявшая из 2 взрослых и 3 детей, и многие др.». Обреченных на расстрел немцы заставляли рыть для себя могилы, затем раздевали, расстреливали и сбрасывали в яму.
Аналогичные показания о массовом истреблении еврейского населения немецко-фашистскими захватчиками в гор. Полоцке дали свидетели Спирова, Ободова, Брылева, Клименко и др. Расстрелы производились за дер. Лозовка, около железнодорожного переезда, правее Зеленого Городка, в лесу, в декабре 1941 г.
Немецко-фашистские бандиты создали разветвленную сеть лагерей в районах Полоцкой обл. По типу лагерей в гор. Полоцке были организованы лагеря в гор. Глубоком, Браславе, в мест. Докшицы, Друя, Миоры [...]
С первых дней оккупации Глубокского района немцы организовали лагерь для еврейского населения - гетто, куда сразу же после его организации было согнано 8 тыс. мужчин, женщин, детей и стариков еврейской национальности.
Свидетель Шапиро Михаил Осипович, находившийся ранее в гетто и случайно спасшийся, сообщил комиссии: «Немцы врывались в квартиры евреев, грабили их, обкладывали евреев налогами, [требовали] золото. При неуплате налогов группами отправляли в урочище Борок, находящееся в 1,5 км от Глубокого, и там их расстреливали».
Весной 1942 г. в один день немцы расстреляли из гетто не менее 2 тыс. чел. Осенью 1942 г. из гетто было отобрано около 1 тыс. нетрудоспособных евреев - стариков, больных, инвалидов, и всех их в тот же день расстреляли в урочище Борок.
Летом 1943 г. в гор. Глубокое прибыли войска СС и окружили гетто, где еще находилось более 5 тыс. евреев, и стали их уничтожать пулеметным и ружейным огнем. Когда жители гетто оказали сопротивление, гитлеровцы подожгли дома. Большинство евреев было сожжено и убито, а остальных немцы вывели в урочище Борок и расстреляли. Аналогичные показания дали комиссии свидетели-очевидцы Рыжкова Л. И., Зубовик К. Л. и др.
В 3 км от гор. Глубокое в урочище Березвеч следственная комиссия обнаружила 56 могил и рядом с ними 12 ям такого же размера, подготовленных для свалки трупов. Размеры ям 5 на 12 м. При вскрытии нескольких из этих могил оказалось, что в яме-могиле размером 5 на 12 м были рядами уложены трупы советских военнопленных. В могилах оказалось по 9 рядов трупов. Таким образом, в каждой из могил находилось примерно по 400 трупов, что подтверждается и показаниями бывшего военнопленного Подольского Василия Дмитриевича, ранее находившегося в лагере и занимавшегося закапыванием могил.
В восточной части урочища Борок обнаружено 3 могилы размерами 5 на 12 м, в которых зарыты трупы расстрелянных евреев.
Из показаний свидетелей, а также определениями комиссии на месте установлено, что в первых 56 могилах зарыты трупы замученных и расстрелянных советских военнопленных числом до 27 тыс. чел. В 5 других могилах закопаны трупы мирных граждан числом до 10 тыс. чел.
В районах Полоцкой обл. немецко-фашистские бандиты уничтожили мирное население путем сожжения его, проводимого в массовом масштабе.
Немецко-фашистские захватчики, не имея успеха в борьбе с партизанским движением, всю свою злобу изливали на мирное советское население.
Свидетель-очевидец Жадейко, житель мест. Шарковщина, сообщил комиссии: «В мест. Шарковщина расстреляно свыше 800 чел. мирных жителей. Меня лично 3 раза заставляли зарывать трупы расстрелянных, среди которых были женщины, старики и дети».
Свидетель-очевидец Трабо В. И. сообщил: «В ноябре 1942 г. немцы согнали в сарай 204 чел. - стариков, женщин и детей - жителей [дер.] Куштали - и сожгли их живьем».
Аналогичные показания дали комиссии свидетели Бахир И. И., Циплович Ю.Е., Шабловский М.К. и др.
Как сообщил следственной комиссии гр-н Кучко Захарий Яковлевич, бывший очевидцем злодеяний, совершенных немецким карательным отрядом: «В январе 1943 г. в дер. Осово Докшицкого района прибыл отряд фашистских солдат, которые стали поджигать жилые дома и другие постройки. Многие жители деревни заживо сгорели в домах. Так, сгорело семейство Ковель и др. В заключение немцы расстреляли уцелевших от огня жителей деревни».
Аналогичные зверства немецко-фашистские изверги чинили в Освейском районе.
В феврале 1943 г. немецкие войска окружили дер. Ладелево Освейского района, в которой захватили все население. Отделив мужчин от женщин и детей, немцы согнали их в дом гр-на Путро Тита. Женщины и дети были загнаны в колхозный амбар. Затем немцы сожгли обе постройки вместе с находившимися в них 42 мирными жителями.
Другая группа немецких солдат, захватив 16 февраля 1943 г. дер. Муквятица, сожгла заживо в деревенской кузнице 14 чел. женщин и детей. После этого в деревне был учинен массовый расстрел уцелевших от огня жителей.
В феврале 1943 г. немецкие солдаты ворвались в дер. Баканиха Россонского района. Немцы согнали всех жителей деревни во двор крестьянина Иванова Михаила Игнатьевича. Здесь их раздели догола, затем отделили 22 чел. и тут же расстреляли. Оставшихся 87 чел. немцы согнали в дом и сожгли живьем.
Не менее жестокие зверства учинили немецко-фашистские палачи в районах: Россонском, Ушачском, Ветринском, Дуниловичском, Миорском, Браславском и др.
На основании материалов расследования, произведенного Чрезвычайной комиссией, а также многочисленных свидетельских показаний советских граждан-очевидцев фактов совершенных злодеяний, установлено, что за 3 года немецкой оккупации в гор. Полоцке и районах Полоцкой обл. фашистскими извергами истреблено: советских военнопленных — 157 007; расстреляно, замучено, сожжено советских граждан — 105 211, в том числе женщин — 15 296, детей — 6223.

Угон советского населения в немецкое рабство

Наряд с массовым истреблением мирного советского населения, немецко- фашистскими захватчиками был организован массовый угон мирного населения в немецкое рабство в Германию.
Когда жители, несмотря на приказы немецких оккупантов, не являлись добровольно для отправки их в Германию, последними проводились массовые облавы по населенным пунктам, и все трудоспособное население насильственно захватывалось, погружалось в товарные вагоны и под конвоем отправлялось в Германию. Наличие грудных детей у трудоспособных женщин не являлось препятствием их отправки в рабство.
Чрезвычайной комиссией на основании произведенного расследования и сообщений свидетелей установлено, что из гор. Полоцка и районов Полоцкой обл. немецко-фашистские захватчики насильственно отправили в рабство в Германию 52 599 чел. советских граждан.
Многочисленные письма от советских граждан, томящихся в немецком рабстве, и показания советских граждан, возвратившихся из немецкого рабство вследствие освобождения их Красной Армией, дают яркую картину грубого издевательства и варварского истребления немецкими рабовладельцами советских граждан [...]

К ответу фашистских мерзавцев

Чрезвычайная комиссия считает, что ответственными за совершенные злодеяния в гор. Полоцке и районах Полоцкой обл., за массовые убийства многих тысяч невинных мирных жителей, за убийства и истязания военнопленных, за увод в немецкое рабство советских граждан являются правительство и военное командование фашисткой Германии, а также непосредственные виновники злодеяний: рейхскомиссар фон Кубе, командующий соединениями СС Готтберг, каратели - Никкель, Анхольд, Руссель, палач унтер-офицер Герхард Моер, гебитскомиссар Глубокского округа Гахман, начальник полевой жандармерии Керн, начальник лагеря военнопленных капитан Боб, его заместители капитан Вик и капитан Вильте, оберцаль-майстер Дошман, обер-лейтенант Лянзенген, офицер Беккер, зам. гебитскомиссара Белинг, комендант гетто Кац, начальник Парафьяновской станции Бенц, комендант гор. Докшицы Кляуз, офицеры Гартман, Унгерман, комендант мест. Россоны Отто Ленц, комендант мест. Клястицы Шмольц, комендант мест. Плисса зондерфюрер Гепперт Франц, офицер Вильям Франц, зондерфюрер Дрешер, жандарм Гайдс, коменданты лагерей обер-лейтенант Зольн и Крене.
Все они должны понести суровую кару за свои чудовищные преступления, учиненные над мирным населением Полоцкой обл. и военнопленными Красной Армии [...]

Председатель Полоцкой областной Чрезвычайной комиссии по учету ущерба и расследованию злодеяний немецко-фашистских оккупантов и их сообщников на территории Полоцкой обл.                                                          Жилянин

НАРБ. Ф. 845. Оп. 1. Д. 56. Л. 39-48,54,55. Подлинник. Опубликовано: Преступления немецко-фашистских оккупантов в Белоруссии. Минск, 1965. С. 296-304.

Поездка архиепископа Никандра в Дисенский уезд Виленской губернии для освящения церкви в с. Голубичах и обозрение соседних церквей.

ВЕСТНИК ВИЛЕНСКОГО ПРАВОСЛАВНОГО СВ. ДУХОВСКОГО БРАТСТВА №18 (15 сентября 1908 г)ВЕСТНИК ВИЛЕНСКОГО ПРАВОСЛАВНОГО СВ. ДУХОВСКОГО БРАТСТВА №18 (15 сентября 1908 г)ВЕСТНИК ВИЛЕНСКОГО ПРАВОСЛАВНОГО СВ. ДУХОВСКОГО БРАТСТВА №18 (15 сентября 1908 г)ВЕСТНИК ВИЛЕНСКОГО ПРАВОСЛАВНОГО СВ. ДУХОВСКОГО БРАТСТВА №18 (15 сентября 1908 г)ВЕСТНИК ВИЛЕНСКОГО ПРАВОСЛАВНОГО СВ. ДУХОВСКОГО БРАТСТВА №18 (15 сентября 1908 г)ВЕСТНИК ВИЛЕНСКОГО ПРАВОСЛАВНОГО СВ. ДУХОВСКОГО БРАТСТВА №18 (15 сентября 1908 г)

Пацвярджэнне («привилей») «навечность» Жыгімонтам Аўгустам пад. гасп., казаку Полацкага замка Мікіту Варыгу на дзве зямлі пустуючыя: Харышэўшчыну і Брахачэўшчыну Полацкай воласці, у Зябках – паводле «листа» ваяводы полацкага пана Станіслава Двойны пры ўмове службы коннай вялікаму князю.

18 сакавіка 1546 г.

ст.71ст. 72

"Метрыка Вялікага Княства Літоўскага". Книга №30 (1480-1546 гг.): Книга записей №30 (копия канца XVI в.) – Минск: Белорус.наука, 2008.