Эхо войны

4 ноября 2019 года во время ремонтных работ здания штаба военной части ИК-13 были найдены фрагменты надгробных крестов,...

Мосар вдохновляет!

7 ноября 2019 года культурно-дендрологический комплекс деревни Мосар посетила группа туристов из Минска. В сопровождении...

В культурно-дендрологическом комплексе д. Мосар заложен сквер семьи

В рамках республиканского проекта по озеленению городов Беларуси 6 ноября 2019 года в культурно-дендрологическом...

«Комсомол – моя судьба»

29 октября 2019 года в стенах нашего учреждения прошла музейная встреча «Комсомол – моя судьба», приуроченная к 101-й...

Благодарность за работу

За значительный вклад в развитие, сохранение и популяризацию историко-культурного наследия Глубоччины трудовой...

Музей науки в нашем городе

С 25 октября по 24 ноября 2019 года в музее будет проходить необыкновенная интерактивная выставка. Посетив наш музей в эти...

IV Национальный форум "Музеи Беларуси"

С 4 по 6 октября 2019 года в Бресте прошёл IV Национальный форум "Музеи Беларуси". Наш музей в четвёртый раз принял активное...

В каждом городе и городском посёлке Западной Беларуси есть улица или площадь, которая носит имя 17 сентября, и Глубокое – не исключение из этого правила. Это абсолютно справедливый порядок, поскольку в истории нашей страны не много событий, которые бы имели такое же судьбоносное значение для белорусского народа, как эта памятная дата. 17 сентября 1939 года было положено начало восстановлению единства белорусского народа, которого мы были лишены в течение почти двух десятилетий.

Народное Собрание Западной БелоруссииПеред тем как начать рассмотрение событий, происходивших в Западной Беларуси (и в том числе на Глубоччине) осенью 1939 года, нужно обратиться к обстоятельствам, которые фактически предопределили 17 сентября. Революционные потрясения 1917 года открыли путь к национальному самоопределению белорусов, они же начали длительный период политической нестабильности на наших землях, который в конце концов закончился советско-польской войной 1919 – 1921 гг. Ситуация на фронте, которая складывалась не в пользу Красной армии, требовала от советской стороны идти навстречу требованиям польских дипломатов. Особый трагизм этой ситуации для Беларуси заключался в том, что руководство молодой БССР не могло никоим образом повлиять на ход мирных переговоров, так как белорусская делегация по требованию Польши была отстранена от участия в них. Впрочем, этот взгляд разделял и нарком иностранных дел РСФСР Г. Чичерин, который считал, что белорусская делегация «там опрокинет все наши дипломатические комбинации». Таким образом, интересы Беларуси на данных переговорах остались беззащитными.
18 марта 1921 года в Риге представителями делегаций был подписан мирный договор. Заложенные в нём противоречия делали договор непрочным, что ярко проявилось в 1939 году. Решительную позицию в отношении «позорного мира» заняли руководящие органы БНР во главе с председателем Рады министров, нашим земляком Вацлавом Ластовским, который в одном из меморандумов заявлял, что «ни Россия, ни Польша не правомочны говорить о будущем Беларуси». К большому сожалению, ни БССР, ни БНР не могли подтвердить оружием свою решимость защитить народ страны от неминуемого разделения.

По Рижскому договору из этнических белорусских земель к Польше отошли Гродненская губерния, восточные уезды Виленской и западные уезды Минской губерний. Аннексированные белорусские земли размером около 100 000 км² польские власти разделили на четыре воеводства: Белостокское, Виленское, Новогрудское и Полесское (Глубоччина оказалась в составе Дисненского повета Виленского воеводства). По официальным данным польской переписи 1921 года, на указанной территории проживало 3 372 134 человека. Большую часть населения – около 3 миллионов человек – составили белорусы.
Согласно статье VII Рижского договора, белорусам, как и другим национальным меньшинствам в Польше, должны были быть обеспечены равные с поляками права в развитии своей культуры, языка, образования, выполнении религиозных обрядов. Но на практике польские власти нарушали его и проводили жёсткий курс на ополячивание населения Западной Беларуси, и одним из главных двигателей полонизации выступала государственная система образования, в рамках которой не оставалось места для белорусского языка. Если в 1919 году на территории, отошедшей к Польше, насчитывалось около 500 белорусских школ, то к 1939 году не осталось ни одной.
Белорусских учителей, как правило, отстраняли от работы в Западной Беларуси и заменяли польскими. Хороший пример таких отношений – недолгая работа нашего известного художника Язепа Дроздовича в качестве учителя черчения и рисования в Глубокской польской гимназии, куда он устроился в 1924 году. Уже через два года его увольняют за патриотическую гражданскую позицию: 18 февраля 1926 года Дроздович выступил на митинге в местном кинотеатре по случаю приезда в Глубокое Петра Метлы – белорусского посла в сейме. Но настоящей причиной увольнения Язепа Дроздовича было то, что его ученики «стали белоруситься». В 1939 году после 15-летней безупречной работы был уволен с должности поветового агронома Болеслав Лапырь – известный в нашей местности пропагандист земледельческой культуры, селекционер, благодаря которому Глубокое и стало «вишнёвым» городом. Опять же причиной увольнения была его борьба за права белорусского языка и культуры, за пробуждение национального сознания среди жителей Глубокого.
Население Западной Беларуси встречает советские войскаПод самым пристальным вниманием польских государственных органов была белорусская пресса. Газеты и журналы часто запрещались и изымались, штрафовались типографии, в которых они печатались. В Западной Беларуси не было собственно белорусских театров и музыкальных учреждений; власти изыскивали различные причины, чтобы закрывать белорусские издательства, библиотеки, клубы, избы-читальни.
Сильное давление ощущалось и в делах религиозных. Несмотря на то, что по некоторым подсчётам в 1920-е годы национальное католическое духовенство достигало 200 человек, польская власть жестоко преследовала белорусскоязычных ксендзов. Запрещалось вести богослужения и проповеди, преподавать Закон Божий на белорусском языке в школах и гимназиях. Белорусскость священников являлась причиной для обвинения их в антигосударственной деятельности. Польская официальная пропаганда утверждала, что белорусская деятельность вредна для единства костёла. В обращении к Конференции епископов в 1925 году белорусские священники сообщали, что в Западной Беларуси проживает более миллиона белорусов-католиков и предлагали узаконить в богослужениях белорусский язык. Обращение подписали 15 ксендзов, среди которых, что особенно приятно, был и священник из Глубокого Антоний Зенкевич. Метко прокомментировал это положение дел виленский епископ Юрий Матулевич, который с горечью отмечал, что «... дела белорусские требуют немедленного решения – как до сих пор, то они решались не по-католически». Но повлиять на правительственную политику епископ не мог.
Военные события сентября 1939 года изменили ситуацию в крае кардинальным образом. 1 сентября 1939 года германские войска перешли границу Польской Республики – началась Вторая мировая война. Незадолго до того, 23 августа между Германией и СССР был заключен договор о ненападении и секретный дополнительный протокол к нему. Согласно ему, территория Западной Беларуси в случае раздела Польши отходила к Советскому Союзу.
С началом войны, руководство СССР, несмотря на попытки немцев втянуть в военные действия против Польши советские вооружённые силы, заняло выжидательную позицию. Советская сторона уклонялась от настойчивых предложений своего «союзника» как можно скорее занять территории, которые были определены как сфера влияния СССР. Понятно, что столь долгое затягивание вступления в пределы Западной Беларуси было вызвано желанием избежать (насколько это было возможно) обвинений в военной агрессии против Польши.
16 сентября в 16:00 в частях Красной Армии начали зачитывать приказ о выступлении в освободительный поход на запад. Белорусским фронтом командовал командарм 2-го ранга Михаил Прокофьевич Ковалёв. Фронт насчитывал 200 802 солдата и офицера. Противостояли им 45 тысяч польских солдат и офицеров, из которых примерно половина не была вооружена и не сведена в конкретные воинские части. Таким образом, серьёзной вооружённой силы, которая могла бы противодействовать советским войскам, на территории Западной Беларуси не было.
СССР не объявлял войны Польше. Примечательно, что и правительство Польши также признало, что состояния войны с Советским Союзом нет. Поэтому в своём приказе войскам маршал Э. Рыдз-Смиглы 17 сентября подчёркивал: «С большевиками не воевать, только в случае атаки с их стороны или попыток разоружения наших частей». Приказ верховного главнокомандующего способствовал тому, что военные действия между польскими и советскими войсками были сведены к минимуму. Всего зафиксировано около 40 случаев сопротивления пограничных патрулей, а также бои под Вильней, Кобрином и Гродно.
Что касается событий, которые происходили на Глубоччине, то здесь 17 сентября 1939 года сопротивление советским войскам попытались оказать отдельные пограничные стражницы (погранзаставы). Примером может служить упорное сопротивление стражницы «Каменный Воз», которую до последнего защищал её командир Павел Пальчинский, который и погиб в этом бою. Глубокское направление, на котором наступала 3-я советская армия, прикрывал батальон «Подсвилье», входивший в состав полка «Глубокое» Корпуса охраны пограничья. Польские пограничники не собирались вести длительных боёв с красноармейцами, но уже на окраине Глубокого, желая оторваться от преследования, они вступили в столкновение с частями 5-й стрелковой дивизии РККА, потеряв при этом несколько десятков человек. Учитывая невозможность оказания отпора, командир полка «Глубокое» подполковник Ян Святковский приказал своим подчинённым пробиваться в Латвию, что и было сделано.
Карта объединённой Беларуси. 1940 год.В результате военной операции войска Белорусского фронта к концу сентября заняли территорию Западной Беларуси и подошли к оговоренной с немецким руководством границе. Потери войск фронта составили 996 убитыми и 2 002 ранеными. Подавляющее большинство белорусского населения Западной Беларуси с энтузиазмом и радостью встречало советскую армию как армию-освободительницу, что нельзя сказать о польском населении.
Одновременно с продвижением войск Красной Армии началась работа по налаживанию жизни на занятой территории. 19 сентября в Глубоком было создано Временное управление, на которое было возложено руководство административной, хозяйственной и культурно-просветительской деятельностью в повете. Начало оно свою деятельность с продуктовых вопросов и торговли. 25 сентября начала выходить газета «За свободную жизнь», от которой ведёт свою летопись современный «Вестник Глубоччины».
Однако к местным кадрам советские власти относились с подозрением. На заседании Бюро ЦК КП(б)Б 2 октября 1939 года были утверждены председатели Временных управлений областей и городов из числа своих кадров, было решено направить из БССР на работу в Западную Беларусь 700 коммунистов и 800 комсомольцев. На том же заседании прошло обсуждение постановления, связанного с будущим государственного устройства края, первый пункт которого обязывал созвать Белорусское Народное собрание, которое должно было решить вопрос о характере власти (должна быть эта власть советская или буржуазная) и вхождении в состав БССР и СССР.
Днём выборов в Народное собрание было назначено воскресенье 22 октября. Правом выбора в Народное собрание пользовались все граждане мужского и женского пола, достигшие 18 лет. Для проведения выборов было создано 929 округов по принципу: 5 тысяч избирателей на округ. В Глубоком участие в голосовании приняли 5 621 человек. Право выдвижения кандидатов в депутаты получили Временные управления городов, крестьянские комитеты, собрания рабочих и представителей интеллигенции. При этом в рамках одного избирательного округа был только один безальтернативный кандидат – что значительно ограничивало демократический характер выборов.
Работа Народного собрания Западной Беларуси началась 28 октября в Белостоке в присутствии 926 избранных депутатов. В первую очередь, Народное собрание единогласно приняло декларации о государственной власти и вхождении Западной Беларуси в состав БССР. Решения, принятые в Белостоке в скором времени были закреплены в Минске. 12 ноября 1939 года Верховный Совет БССР принял Закон о воссоединении Западной Беларуси с БССР.
Таким образом, события 17 сентября 1939 года положили начало новому периоду в истории Беларуси и Глубоччины в частности. После вступления Глубоччины в состав БССР в жизни населения наших земель появилось много нового, не только положительного, но и отрицательного. Непонятным для жителей, например, было то, что при проведении избирательных кампаний любого уровня выделялся только один кандидат. При польской власти они имели возможность из нескольких кандидатов выбрать одного. Но самым страшным было то, что против освобождённого народа освободители начали жестокие репрессии. На западную часть страны расширилась сеть тюрем НКВД, одна из которых открылась в Березвечье. Особенно боялись люди возможной депортации, и небезосновательно. С октября 1939 года по 20 июня 1941 года было репрессировано более 125 тысяч человек, из которых в Сибирь, Казахстан и другие места депортировано около 120 тысяч.
Тем не менее, необходимо понимать, что, несмотря на ряд отрицательных моментов, воссоединение Западной Беларуси с БССР имело огромное положительное значение. И прежде всего оно заключалось в том, что белорусский народ получил возможность строить своё будущее единой семьёй, а это бесценно для каждой нации.