Духовенство Глубоччины в ревизских сказках Поставского уезда Минской губернии за 1795 год.

Верхнянская церковь. Фото нач. ХХ века.Ревизские сказки представляют собой поимённый список жителей населённого пункта или поместья в Российской империи XVIII – XIX веков. По сути – это общегосударственная перепись населения, которая проводилась в целях подушного налогообложения. В них указывались имя, отчество и фамилия владельца двора, его возраст, а также имена и возраст других членов семьи. Указывалось и то, кем они приходятся главе семьи. Могла в ревизских сказках присутствовать и информация другого рода, например, о сословном происхождении владельца двора, либо об обучении членов его семьи. Главной особенностью таких ревизий был их сословный характер – сведения о мещанах, крестьянах, дворянах и духовенстве предоставлялись отдельно.

После того, как в 1793 – 1795 годах земли ВКЛ окончательно вошли в состав Российской империи, подобные переписи начали проводиться и на территории современного Глубокского района. Первая из них состоялась в 1795 году, а записи в ревизских сказках велись на двух языках – русском и польском. В это время территория Глубоччины входила в состав Дисненского и Поставского уездов новосозданной Минской губернии, причём основная часть Глубокского края оказалась в Дисненском уезде, а к Поставскому отошла только его западная окраина. Поставский уезд просуществовал всего три года, и уже в 1796 году его территория была разделена между Дисненским и Вилейским уездами Минской губернии, после чего современная территория Глубокского района почти полностью оказалась в составе первого.

 

Мосарский костёл. Фото нач.ХХ века.Благодаря тому, что в Национальном историческом архиве Беларуси имеются ревизские сказки Поставского уезда за 1795 год, существует возможность получения информации о количественном, сословном и национальном составе населения западной части Глубокского района более чем двухсотлетней давности. Особенно интересными представляются сведения о состоянии духовенства обозначенной территории, так как они содержат в себе не только данные о семье духовного лица, но и упоминают те приходы, где этот священник служил.

Во время переписи семьи священника вся информация сводилась в отдельную ведомость. К настоящему времени в ревизских сказках Поставского уезда удалось отыскать три ведомости, которые имеют отношение к Глубоччине: две из них касаются семей настоятелей униатских церквей деревень Мосар и Верхнее, последняя принадлежит ксендзу Мосарского костёла.

Ревизия мосарского духовенства тянулась два дня. 28 октября 1795 года переписчики посетили ксендза, а на следующий день – униатского батюшку.  Согласно материалам первой мосарской ведомости настоятелем костела Святой Анны в то время был ксёндз-плебан Павел Бартломеевич Допшевич (Paweł Bartłomieia syn Dopszewicz), которому на год переписи было 36 лет. Отдельно в ревизии отмечен тот факт, что происходил ксёндз из шляхты. Упоминается в документе о принадлежности прихода к Виленскому епископству, администратором которого тогда был епископ-суффраган Давид Пильховский. Мосарский костёл был возведён усилиями владельцев села – графа Роберта Бжостовского и его жены Анны Бжостовской. 8 марта 1792 года они отписали на строительство храма 1000 злотых, их вклад был утверждён через пять дней эдиктом виленского епископа Игнатия Мосальского. Учитывая тот факт, что от начала строительства костёла до проведения ревизии прошло только три года, вполне вероятно, что упомянутая ведомость приводит сведения о первом католическом священнике одного из самых известных приходов современной Витебской епархии.

Вторая ведомость открывает много интересного о местном униатском священнике и его семье. В мосарской церкви Святого Николая служил 48-летний иерей Иван Петрович Шестак (Jan Piotra syn Szestak). Поскольку униатским священникам, в отличие от католических, не возбранялось жениться, отец Иван имел семью (и довольно большую). Вместе с женой Домной Александровной (38 лет) батюшка воспитывал семь детей: сыновей -Пётра (12 лет), Онуфрия (9 лет), Александра (8 лет), Ивана (6 лет), Фаддея (3 года) и дочерей - Винсенту (14 лет ) и Агафью (11 лет). В документе отмечено, что три старших сына Ивана Шестака посещали училище, где обучались «польским и латинским наукам». Дочерям Винсенте и Агафье, которые по своему возрасту братьям нисколько не уступали, на учёбу, по-видимому, рассчитывать не приходилось.

Последняя из найденных священнических ведомостей содержит сведения про униатского священника села Верхнее. Настоятелем церкви, освящённой в честь Преображения Господня, записан иерей Михаил Гаврилович Вериго (Michał Gabryela syn Weryho), которому на тот момент исполнилось 65 лет. Женой отца Михаила была 49-летняя Елена Осиповна. У них было четверо детей: сыновья - Иван (14 лет) и Антон (9 лет), дочери – Варвара (20 лет) и Марта (12 лет). Из всех детей только старший сын посещал училище, где постигал «польскую и латинскую науку». Как и мосарский храм, верхнянская церковь относилась к униатской Киевско-Виленской митрополичьей епархии.

Через несколько десятилетий все три вышеназванных прихода связала довольно интересная история полная страстей и противостояния, в центре которой была икона Святого Николая. Об этой истории в 1884 году в стихотворной форме рассказал православный священник Иоанн Чернякевич на страницах «Литовских епархиальных ведомостей». Дело в том, что 3 октября 1884 года православное духовенство Дисненского уезда праздновало 50-летие священства настоятеля верхнянской церкви Иллариона Яжгуновича, служившего в Верхнем с 1834 года. К юбилею верхнянского батюшки, Иоанн Чернякевич подготовил небольшую «оду», где достаточно ярко описал всю историю конфликта вокруг иконы чудотворца и, конечно, особо подчеркнул роль отца Иллариона в его победном разрешении.

Смысл конфликта в том, что после постройки в Мосаре костёла Святой Анны местный униатский приход постепенно пришёл в упадок. Мосарские униаты начали массово переходить в католичество, чему активно содействовали владельцы деревни графы Бжостовские. Наконец, было решено перенести в костёл главную реликвию униатского храма – икону Святого Николая. О следующих событиях лучше всего расскажут строки из стихотворного приветствия священника Чернякевича к юбиляру:

 

«Нежданно для него (графа Бжостовского) ты поднял весь приход,

С крестом, с хоругвями пошёл с ним крестным ходом,

В Мосар и там забрал Святого Образ тот,

Что в Верхнем и теперь так славится народом.»

 

На этом, если доверять автору стихотворения, конфликт не был исчерпан, но его результаты изменений уже не имели – мосарская икона Чудотворца Николая осталась в церкви села Верхнее, которая после Полоцкого церковного собора 1839 года в числе других униатских храмов Глубоччины была освящена на православный лад.

Таким образом, ревизские сказки Поставского уезда 1795 года являются  полезным источником по истории Глубоччины, благодаря которому, существует возможность получить много интересных фактов о людях, которые больше двухсот лет назад были духовными пастырями жителей Мосара и Верхнего, историю которых связывают достаточно необычные события.

  

.
 TUT.BY