РОД ДЕСПОТ ЗЕНОВИЧЕЙ НА ГЛУБОЧЧИНЕ

В следующем году Глубокое будет отмечать свой юбилей. Первое летописное упоминание о нашем городе связано с представителями шляхетского рода Деспот Зеновичей. Именно представители этого рода в 15-16 веке владели большими земельными наделами, в том числе и юго-западной частью нашего города.

 

 

 

Герб роду Деспот ЗеновичейПроисхождение рода связано с сербскими или молдавскими деспотами (наместниками провинций), которые после турецкого нашествия в конце 15 века перебрались в Великое княжество Литовское. Версия о сербском происхождении Зеновичей имеет подтверждение в многочисленных гербовниках. Так, в книге «Гербы рыцарства польского", вышедшей в 1584 году утверждается, что родоначальником рода был сербский рыцарь. Автор книги не называет имя рыцаря, а также не указывает на конкретную местность в Сербии, откуда он прибыл в Литву. Возможно, речь идет о князе Братоше (Братшу), который впервые упоминается в 1387 году при дворе полоцкого князя Андрея Ольгердовича. А уже в 1389-1404 гг. он занимает должность при дворе великого князя Литовского Витовта.

 

Другие же гербовники указывают на то, что Зеновичи пришли с молдавской земли после нашествия на Бессарабию Тамерлана (1395). Подтверждением данной версии являются и географические названия, встречающиеся в Молдавии - Братушани или Братошаны, а также довольно распространённая молдавская фамилия - Братушины.

 

В 1401 году впервые в исторических документах встречается имя Зиновия Братошича, который и дал начало роду Зеновичей. В 1410 году он со своим отцом принимает участие в Грюнвальдской битве. За военные заслуги князь Витовт одаривает Зеновичей новыми землями и богатыми поместьями. Дарственная грамота в оригинале не сохранилась, однако имеются ее списки и свидетельство её существования в начале 17 века. Воевода брестский Кристоф Зенович в своем завещании (1611) утверждает, что в числе оставленных им сыну грамот находится и «привилей Витовта». Написан он на пергаменте и утвержден княжеской печатью, а на обратной стороне приложена личная печать Витовта. В Ошмянских земских актах сохранилась запись, что этот «привилей» был представлен в оригинале в 1626 году. В нем указываются имения, которые находятся на большой территории между Припятью, Дисной и Мысой. В данном документе впервые встречается название Глубокое. Датируется документ, как утверждает польский историк Ежи Охманьски, 1414 годом. В нём подтверждается право на владение родительскими землями Зеновию Братошичу. Сам же Братошич получил их от князя Ягайлы.

 

После богатого подарка, который сделал Витовт Зеновичам, они становятся одними из самых влиятельных лиц Великого княжества Литовского. Зеновичи участвуют в политической жизни страны, без них не происходит ни одно важное событие. В 1442 году отряды Зеновича и Радзивилла составляют главные силы литовской армии в войне с Москвой. В 1495 году наместник браславский Юрий Зенович, совместно с воеводой виленским, были направлены в Москву за княжной Еленой, будущей женой великого князя литовского Александра. Его сын Николай Зенович участвовал в войне с Москвой и был убит в 1499 году в битве на речке Ведрош.

 

Наибольшего расцвета род Деспот Зеновичей достиг в 16 веке. В этот период на первый план выходят два человека - отец и сын Юрий и Кристоф Зеновичи.

 

Юрий Зенович (около 1510-1583) был активным участником Ливонской войны. В 1559 году он руководит армией, направленной на захват шести ливонских замков. Участвовал Юрий Зенович и в битве на реке Улла, которая состоялась после захвата Полоцка московским войском. Здесь он выставил 200 человек кавалерии. Через четыре года он со своим сыном отбивал атаки русской армии под Лепелем. В 1570 году получил почетное звание старосты Лепельского, а через семь лет - старосты Дисненского. Зарекомендовал себя Юрий Зенович и как один из лучших каштелянов. Ему принадлежали каштеляния Полоцкая (1566-1570) и Смоленская (с 1579), которые долгое время оставались в руках его семейства. 27 ноября 1582 года он подписывает завещание, в котором приказывает похоронить себя «в костёле сморгоньском, там, где тела предков моих похоронены ...». Жене записывает в пожизненное пользование всё имущество, сыну отдает «именье моё власное отчизное – Глубокое в повете Ошмянском, двор с будованием дворным, с гумнами, с житом, збожьем всяким, в гумне зложоным молочным и не молочным и на полях засеянным, и в клетях засыпанным, с местом, с мещанами глубокскими, с боярами и их именьями, с сёлами того имения, с людьми осадными тяглыми, с огородами овощными, пашнями, с сеножатями, с пущею, борами, лесами, гаями, ставами, сажалками, озёрами и реками, с ловами рыбными, с мельницами и их вымелками, с ловами звериными и птушиными, бобровыми гонами и др.» Дочь Юрия вышла замуж за князя Михаила Вишневецкого.

 

Сын Юрия Кристоф, после смерти отца, унаследовал староство Пропойское и Чечерское. С 1585 по 1588 год он является каштеляном брестским, а с 1588 года занимает должность воеводы брестского. Благодаря высокому положению в государстве и родственным отношениям с князьями Вишневецкими, Кристоф Зенович становится одной из важнейших политических фигур страны. С ним советуется сам король Польши Сигизмунд III, который у брестского воеводы спрашивает совета о браке с австрийской принцессой. Кристоф Зенович являлся не только известным поборником протестантизма, но и покровителем науки. Именно он в конце 16 века в местечке Глубокое основал кальвинистский сбор (церковь). «Также прошу супругу  и сына моего Николая и потомков его, во имя Бога живаго, дабы не только в Сморгонях, но и в Глубоком, в церкви, т.е. доме Божьем, постоянно держали хорошего, умнаго и образцоваго священника»- пишет в своем завещании Кристоф Зенович. Заботился он и о школах, а потому велел сыну «дабы бакалавры были хорошо сведущи, как в Сморгонях, так и в Глубоком, и это для упражнения деточек, о которых должны серьёзно заботится и воспитывать». Будучи человеком образованным, собрал и оставил своему сыну богатую библиотеку. «Библиотеку, какую мне при жизни удалось собрать, оставляю тебе, Николай, сын любезный, и твоим потомкам, как величайшую драгоценность. Прошу тебя не разбрасывать ея, но, даст Бог, и увеличивать и всегда держать в одном месте, в Сморгонях, при каменной церкви, где я устроил библиотеку». Им же был подготовлен ​​рукописный труд «Трагедия, или начало значительного упадка в доме княжества Литовского».

 

Сын Кристофа Николай перенял военные навыки своих предков. Он со своим отрядом принимал участие в войне Речи Посполитой с Турцией. Последняя битва, в которой принял участие Николай Зенович, произошла под Хотином в 1621 году. Вот что пишет летопись того времени «Николай Зенович, каштелян Полоцкий, начальник одного отряда, муж славный по происхождению и лично много заслуживший республике, впал в середину врага в то время, когда слабо завязанный шлем упал у него с головы. Окружённый со всех сторон турками, которые наносили ему со всех сторон удары, он был изрыт многочисленными ранами. Когда же, по обращении турок в бегство, он, израненный двадцатью ранами, чуть живой был привезён на телеге в лагерь, то скончался на третий день, оставив великую славу своего имени».

 

Его жене, каштелянке виленской Анне Ходкевич, остались все земли рода Деспот Зеновичей. В 1628 году их дочь Анна-София вышла замуж за Альберта Владислава Радзивилла и принесла в приданое Сморгонь, Глубокое и Белицу.

  

.
 TUT.BY