Митинг-реквием "Свеча Памяти"

Митинг-реквием "Свеча Памяти" состоялся 22 июня 2019 года в нашем городе. У места траурной церемонии в Парке Победы...

"Папа! Твой выход!"

16 июня на центральной площади города прошел форум "Папа! Твой выход!", посвященный Международному дню отца. Наш музей...

Велопробег «Дорогами партизанской славы»

29-30 июня 1944 года советские войска, развивая наступление, вступили в первые бои с фашистами по освобождению территории...

Эстафета "Пламя мира" в Глубокском районе

Эстафета огня главного спортивного события года продолжает торжественное шествие по Беларуси. 27 мая "Пламя мира"...

"Ночь. Май. Музей"

«Ночь музеев – 2019» прошла под лозунгом «Все возраста и поколения – в музей!». Всех пришедших к нам в этот вечер ждали...

Интересная встреча

11 апреля сотрудники музея приехали в гости к Паульской Валентине Ивановне. Дочь известного белорусского агронома,...

У памяти нет границ. Шталаг 342 – это вечная рана на груди Беларуси

11 апреля во всём мире отмечается Международный день освобождения узников фашистских концлагерей. Глубоччина не...

Лист Глебу Ивановичу Зеновьевичу на позволенье в имении его Голубичах в земле полоцкой место садити, торг и корчмы иметь и на землю пустовскую Шевердину, так же на дазволенье в озере Свечине рыбы ловити вечно.

Жикгимонт Август.

Чиним явно сим нашим листом.

Бил нам челом боярин земли Полоцкой, пан Глеб Иванович Зеновьевич, чтобы дозволили ему место садити и торг и корчмы иметь в имении его в земле Полоцкой в Голубичах, которое от замку нашего полоцкого далеко есть и которое тем шкоды и переказы месту нашему Полоцкому учинить не может.

И к тому особливо просим, чтобы дали ему землю пустовскую там же, в земле Полоцкой, на имя Шевердину, которая уже от немалого часу впустую лежит и никакой службы и пожитку нам, господарю, с неё не было.

Яко ж воевода полоцкий, пан Станислав Станиславович Довойно, уже ему тую пустовщину до воли господарское держати дал и в озере нашем Свечине, приезжаючи ему там в ловы, рыбы ловить дозволил. На что и лист пана воеводы полоцкого в себе мает, который перед нами покладал.

И бил нам челом, что бы при том его заставили и лист наш господарский  на то на всё ему дали. О что и воевода виленский, маршалок земский, канцлер наш, староста берестейский, державца борисовский и шовленский, пан Николай Радзивил и воевода полоцкий, пан Станислав Станиславович Довойно у причине за ним нас жедал.

А так мы, паметаючи на верные а дознаные противко нам, господарю, службы панов бояр земли Полоцкой, и на причину панов воевод виленского и полоцкого, и на челобитье пана Глеба Зеновьевича, то есмо вчинили. И когда тем местом и торгом его никоторой шкоды и переказы месту нашему Полоцкому нет, мы ему в том именью его Голубичах место садити, и торг, и корчмы медовые, пивные и горелочные иметь дозволили, и при той земле пустовской Швердине в земле Полоцкой подле листу пана воеводы полоцкого его зоставили, и тем листом нашим заставуем, и в том тоже озере нашем Свечине, когда там в ловы приезжать будет, рыбы ловить ему есмо допустили.

Мает он с того местечка и с того торгу своего пожитки всякие на себя там брать, и того добровольно уживати, и оную землю пустовскую Швердину на себе держати, и в том озере Свечине, когда там в ловы приезджаючи будет, рыбы ловити, и во всём том вольность мает на вечные часы.

А на твёрдость того и печать нашу казали есмо приложити к сему нашему листу.

Писан в Вильни, 1552 г.

Метрыка Вялікага Княства Літоўскага. Кніга 28 (1522-1552 гг.)