Ко Дню белорусской науки

26 января 2020 года в нашей стране отмечается День белорусской науки.По этому поводу наш музей и районная библиотека...

Светлой памяти Юозаса Бульки

11 января 2020 года в мосарском костеле Святой Анны было чрезвычайно многолюдно. Кроме местных прихожан на мессе...

Глубокое на старой фотографии

Фонды нашего музея пополнились новым ценным экспонатом. Это фотография, сделанная неизвестным фотографом в 1920-30-е годы...

Дорогами войны. Глубокский район

Очерково-публицистическая программа, посвященная 75-летию освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков,...

Эхо войны

4 ноября 2019 года во время ремонтных работ здания штаба военной части ИК-13 были найдены фрагменты надгробных крестов,...

Мосар вдохновляет!

7 ноября 2019 года культурно-дендрологический комплекс деревни Мосар посетила группа туристов из Минска. В сопровождении...

В культурно-дендрологическом комплексе д. Мосар заложен сквер семьи

В рамках республиканского проекта по озеленению городов Беларуси 6 ноября 2019 года в культурно-дендрологическом...

Ксёндз прелат Юозас БулькаОсенью 1988 года в деревню Мосар Глубокского района приехал новый житель. Этого невысокого, пожилого человека (в то время ему было почти 63 года), который разговаривал с сильным акцентом, звали Юозас Булька. Он приехал в Мосар, чтобы возглавить местный католический приход Святой Анны. Вряд ли могли сельчане в то время представить себе, что этот немолодой священник со странным именем в скором времени изменит жизнь всей деревни. При этом, назвать нового ксендза опытным священником не приходилось, так как духовный сан он принял всего за год до приезда на Глубоччину. Его путь к служению Богу оказался необычайно долгим.
У родного домаЮозас Булька родился 27 декабря 1925 года в небольшой литовской деревне Рипайчяй Утенского района в крестьянской семье. Отца рано не стало, мальчика воспитывали мать, бабушка и тётя-монахиня. С детства Юозас мечтал стать священником, но война, которая пришлась на его юношеские годы, внесла свои коррективы. Религиозное преследование, начавшееся в Литве после присоединения к Советскому Союзу, также не способствовало свершению детских грёз. Поэтому после войны, получив школьный аттестат, он поступает в сельскохозяйственный техникум, но оттуда, по словам самого священника, его «выбросили за веру». В результате молодой человек устраивается на Вильнюсский завод электроизмерительной техники простым рабочим, с течением времени на том же предприятии переходит на работу в отдел кадров.
Юозас с близкими ему людьми - мамой и тёткойУже тогда будущий ксёндз проявил активную гражданскую позицию, став руководителем первичной организации общества Красного Креста, причём свои слова он всегда стремился подтвердить делом. Во время работы в Вильнюсе Юозас Булька пожертвовал для спасения других 15 литров крови, получив за это нагрудный знак «Почётный донор СССР». Вторым направлением его деятельности стала настоящая война с пьянством, которую он вёл на заводе, не обращая внимания на должности. Подготовка к экзаменамНесмотря на значительные успехи в этом полезном деле, конфликт с начальством вынудил поборника трезвости оставить предприятие, не доработав несколько лет до пенсии.
Этот, казалось бы, удар судьбы, на самом деле стал для немолодого уже человека определённой точкой отсчёта новой жизни. Юозас Булька начинает служить закристианином в храме, потом поступает на учёбу в духовную семинарию. Его детским устремлениям было суждено реализоваться в 1987 году, когда в польском городе Влоцлавек Юозас Булька принял сан католического священника. В следующем году новоиспечённый ксёндз, по приглашению епископа Тадеуша Кондрусевича, приезжает в Беларусь, чтобы служить Богу и людям в Мосаре и Удело.
Представители первичных организаций общества Красного КрестаВ деревне Удело его ждала печальная картина – величественный местный храм находился в ужасном состоянии. Отнятый у верующих в 1948 году, костёл десятилетиями использовался в качестве колхозного склада, и после возвращения восстановленному приходу, требовал значительного ремонта. Красивый мосарский храм, хотя и был в советские времена оставлен верующим, но из-за отсутствия священника в течение многих лет был в упадке. Новому мосарскому настоятелю было некогда огорчаться, ведь Юозас Булька понимал, что только через тяжелую работу, объединёнными усилиями всех прихожан будет возможным восстановление обеих католических святынь, и в этой работе он стал настоящим примером для своей паствы.
Посвящение в ксендзы. Влоцлавек. 1987 годРади дела восстановления храмов священник не жалел ничего – немалые средства, что были у него после продажи вильнюсской квартиры, а также деньги со сберегательной книжки пошли именно на эти нужды. Отремонтировав уделовский костёл, Юозас Булька сосредоточился на работе в Мосаре, превратив костёл Святой Анны в один из самых известных католических храмов Беларуси. Стремясь приблизить сельчан к Богу, священник постарался показать величие Творца через красоту природы, созданную руками самих верующих. С этого и началась работа по благоустройству прикостёльной территории, будущего крупного культурно-дендрологического комплекса с многочисленными скульптурными композициями, часовнями и аллеями. Не ограничиваясь одним Мосаром, Юозас Булька вёл строительство костёлов в Шарковщине, Воропаево, деревне Париж.
Восстановление храма в УделоОтдельной страницей его священнического служения стала борьба с пьянством. В своё время ксёндз Булька побывал в каждой местной семье, где были проблемы с алкоголем, откликался на каждую просьбу о поддержке, многим людям помог вернуться к настоящей жизни.
В парафиальном музееЗаботился мосарский настоятель и о сохранении историко-культурного наследия края, причём как материального, так и духовного. Его усилиями в небольшом костёльном амбаре был создан этнографический музей, он восстановил в Мосаре народный праздник Купалье, традиционно связанный здесь с Торжеством Святого Иоанна Крестителя. Через десять лет после смерти Юозаса Бульки праздник по-прежнему объединяет всех жителей деревни.
За свою деятельность этот человек неоднократно удостаивался наград, как от духовных, так и от светских властей: титул каноника Витебской епархии, лауреат премии «За духовное возрождение», медаль Франциска Скорины и др. Но главной наградой для него была любовь и безграничное уважение людей, среди которых он жил, служению которым он отдавал все свои силы.
9 января 2010 года на 85-м году жизни священника не стало, через два дня его похоронили возле костёла Святой Анны, в стенах которого в течение двадцати лет он молился за наше спасение. Вечная память о ксендзе прелате Юозасе Бульке навсегда останется в наших сердцах.

 

В каждом городе и городском посёлке Западной Беларуси есть улица или площадь, которая носит имя 17 сентября, и Глубокое – не исключение из этого правила. Это абсолютно справедливый порядок, поскольку в истории нашей страны не много событий, которые бы имели такое же судьбоносное значение для белорусского народа, как эта памятная дата. 17 сентября 1939 года было положено начало восстановлению единства белорусского народа, которого мы были лишены в течение почти двух десятилетий.

Народное Собрание Западной БелоруссииПеред тем как начать рассмотрение событий, происходивших в Западной Беларуси (и в том числе на Глубоччине) осенью 1939 года, нужно обратиться к обстоятельствам, которые фактически предопределили 17 сентября. Революционные потрясения 1917 года открыли путь к национальному самоопределению белорусов, они же начали длительный период политической нестабильности на наших землях, который в конце концов закончился советско-польской войной 1919 – 1921 гг. Ситуация на фронте, которая складывалась не в пользу Красной армии, требовала от советской стороны идти навстречу требованиям польских дипломатов. Особый трагизм этой ситуации для Беларуси заключался в том, что руководство молодой БССР не могло никоим образом повлиять на ход мирных переговоров, так как белорусская делегация по требованию Польши была отстранена от участия в них. Впрочем, этот взгляд разделял и нарком иностранных дел РСФСР Г. Чичерин, который считал, что белорусская делегация «там опрокинет все наши дипломатические комбинации». Таким образом, интересы Беларуси на данных переговорах остались беззащитными.
18 марта 1921 года в Риге представителями делегаций был подписан мирный договор. Заложенные в нём противоречия делали договор непрочным, что ярко проявилось в 1939 году. Решительную позицию в отношении «позорного мира» заняли руководящие органы БНР во главе с председателем Рады министров, нашим земляком Вацлавом Ластовским, который в одном из меморандумов заявлял, что «ни Россия, ни Польша не правомочны говорить о будущем Беларуси». К большому сожалению, ни БССР, ни БНР не могли подтвердить оружием свою решимость защитить народ страны от неминуемого разделения.

В разные исторические периоды всесокрушающая сила пожаров в один момент изменяла судьбы городов, разделяя их на «до» и «после». И Глубокое, которое берет начало своей истории с 1414 г., эта беда также не обходила стороной. Местечко практически полностью было уничтожено огнем в июле 1700 г. Документально известно, что в ходе пожара сгорели 80 отдельных домов, 50 сараев, лавок со всеми товарами, 60 амбаров со всеми товарами, воском, разным зерном и т.п. Разрушительная стихия чуть меньшими масштабами настигала и разрушала населенный пункт неоднократно на протяжении XVIII-XIX вв., что делало необходимым развитие противопожарного дела [1, с. 53]Постепенно, начиная с XIV в., борьба с пожарами становится обязанностью всех горожан. А неотъемлемой деталью городов стали уличные ночные сторожа-кликуны, которые напоминали о необходимости осторожного обращения с огнем. История профессиональной пожарной службы на белорусских землях берет свой отсчет с 1853 г., когда была создана первая пожарная часть в Минске. Наряду с профессиональными командами, стали постепенно создаваться и добровольные пожарные общества: в Витебске (1872 г.), Минске (1876 г.), Полоцке (1876 г.), Борисове (1890 г.), Несвиже (1891 г.), Пинске (1892 г.), Лепеле (1894 г.).

15 февраля — день вывода советских войск из Афганистана. Почти в каждом белорусском городе в знак памяти и уважения к воинам-интернационалистам поставлены памятники и возведены мемориалы. Памятник воинам-афганцам в Глубоком имеет свою историю, о которой хотелось бы вспомнить, листая пожелтевшие страницы газеты «Веснік Глыбоччыны» за 2000 год. В статье Анны Капшуль «Увековечение подвига воинов-афганцев» за 6 апреля 2000 года сообщалось:

Памятник воинам-афганцам в Глубоком (фото 1995 г.)«В 1995 году районный совет воинов-интернационалистов выступил с предложением о реконструкции памятного знака нашим землякам, погибшим при исполнении воинского долга в Афганистане. Районный исполнительный комитет поддержал эту инициативу, и работа началась. Нашли исполнителя проекта памятника, заключили договоренность с Минским художественно-производственным комбинатом, активизировали работу по привлечению спонсорских пожертвований. Значительную материальную поддержку оказало Полоцкое промышленно-коммерческое предприятие «Триада», бывшее малое предприятие «Спутник», поступили средства из районного бюджета, ряда предприятий и организаций района».

Глубоччина – край с очень сложной историей. Особенно это касается первых десятилетий ХХ века, когда политическая ситуация здесь менялась очень стремительно. Жители региона жили то "при царе", то "при немцах", то "при Советах», то «при поляках» ... И каждая власть устанавливала свои порядки. Изменения, как правило, касались всех аспектов жизни, в том числе и системы образования. О том, как менялись школы в указанный период, пойдет речь в этой статье.

В дореволюционной России, в составе которой находились и белорусские земли, существовала достаточно сложная система образования, которая насчитывала около 30 различных учреждений. Однако долгое время широкие массы находились вне этой системы. По данным переписи 1897 г., общее количество грамотных на землях Беларуси составляло только 25,7% от всего населения.

Фундаментом системы народного образования в стране являлись начальные народные и городские училища, которые служили для предоставления начального образования мещанам и крестьянским детям, а также церковно-приходские школы – самые массовые и доступные учебные заведение. Церковно-приходские школы в каждом православном приходе стали интенсивно создаваться после 1884 года, когда были приняты "Правила о церковно-приходских школах". Они находились в ведении Святейшего Синода, и делились на одноклассные и двухклассные. Педагогическую деятельность здесь осуществляли священники приходов, дьяконы, а также учителя, окончившие преимущественно церковно-учительские школы и епархиальные училища. В одноклассном – изучали Закон Божий, церковное пение, письмо, арифметику, чтение. В двухклассной школе, кроме того, изучали историю. Также существовали школы грамоты, которые давали детям меньший объем знаний, занятия в них велись по программе первого года обучения в церковно-приходской школе. Занятия здесь начинались после окончания полевых работ и длились до нового посевного цикла.

11 ноября 1918 года закончился один из самых широкомасштабных и кровопролитных конфликтов в истории человечества – Первая мировая война (1914 –1918 гг). О событиях первого этапа войны на землях Глубоччины и о наших земляках, участниках боевых действий было рассказано ранее. Сегодня мы предлагаем продолжить рассказ о Первой мировой.

Беженцы на улице белорусского местечкаБуржуазная революция в феврале 1917 года не принесла завершения войны. В армии нарастало недовольство. 18 апреля 1917 года в Глубоком состоялось собрание, на котором была принята резолюция о прекращении войны: «Довольно убийств. Довольно опустошений. Ибо вся тяжесть обрушится и обрушивалась на нас – рабочих и крестьян. Сотни миллионов наших братьев бросаются в пасть бога войны, погибает благосостояние народов, не давая им ни чего и отнимая всё… Долой войну! Да здравствует мир без аннексий и контрибуций!»
События Октябрьской революции в Петрограде в считаные дни докатились до Глубокого. Уже в ноябре здесь была установлена советская власть, а для поддержания порядка был организован отряд Красной гвардии.

Шведский пол Глубокского храмаСтроительство костела и монастыря кармелитов в Глубоком велось в середине ХVII века. Архивные источники и инвентари костела вспоминают тот факт, что храм с самого начала имел мраморный пол. Сегодня с уверенностью можно утверждать, что материал для пола Глубокского кармелитского костела (современное здание православной церкви) завезли из Швеции. "Шведский камень", "шведский мрамор", "lapis sueticus", "шведский пол" или "вазовский пол" - название популярного и очень дорогого камня, который был распространен на наших землях в XVI - XVIII в. Попал он со Скандинавского полуострова, а именно - из Швеции, отсюда и такое название. У нас такой камень заказывали в основном магнаты, состоятельная знать и католические ордена. В шведских каменоломнях породу кололи на квадратные куски от 20 до 55 см (в зависимости от заказа) и полировали. Затем готовый материал доставляли в порт Гданьска, откуда развозили по всей Европе. Этим камнем отделывались часовни, костелы, надгробные плиты. Например, им украшен пол бывших иезуитского и бернардинского костелов в Гродно. Заказ на "шведский мрамор" сделали и кармелиты в Глубоком.Реликтовые моллюски в нашем храме
Камень, имеющий осадочное происхождение, относится к ордавикскому периоду палеозойской эры, а, значит, образовался примерно 450 млн. лет тому назад. Важным признаком породы является присутствие палеозоологических окаменелостей, главным образом головоногих моллюсков Ortoceras (ортоцерас) i Endoceras (эндоцерас). Эти исчезнувшие моллюски имели конусообразную вытянутую раковину, длина которой в основном не превышала 30 см. Увидеть раковины морских животных, населявших нашу планету миллионы лет тому назад можно на мраморных плитах православного храма нашего города.

Через Глубоччину проходит дорога из Полоцка на Вильню - старый Ольгердов путь. Появился он в результате походов Великого Князя Литовского Ольгерда на Москву в 1368, 1370, 1372 годах. По этой дороге великий князь Ольгерд вел свои войска в поход. Во времена княжения Витовта этот тракт назывался Витовтов путь. Позже, состоянием этого тракта очень был озабочен король Речи Пасполитой Стефан Баторий, который также проходил войной на Псков по этому тракту. Проходит этот путь и через некоторые деревни нашего района: Прозороки, Зябки, Прошково, Плиса, Заборье и далее на Глубокое. И каждая из них, за исключением Прошково, носила в начале ХХ века статус местечка.

Исследовательская работа, как средство познания родного края

Каждого человека интересует история тех мест, где он проживает. Не остаются в стороне от познавательной деятельности и ученики нашей школы, а также и мы, ученики 11-го класса: Нефедович Александр и Шарабайко Даниил. Систематически занимаясь поисково-исследовательской работой, собрали много сведений о возникновении названий родных деревень, об их истории, работу знаменитых земляков, традиции и обряды нашей местности, события Великой Отечественной войны, историю духовных святынь родного края. Неоднократно участвовали в районной конференции ученических исследовательских работ «Шаг в будущее», в областной конференции «Эврика», в международной конференции, посвященной трагической истории Великой Отечественной войны.

Я.Драздович (фото 1907 года).Небесные беги Язэпа Драздовича.

Автопортрет“Які раней за ўсіх Калумбаў свету на многіх перагасцяваў планетах…”

Эти строки белорусский поэт Максим Танк посвятил своему современнику Язепу Дроздовичу. Тот самый Максим Танк, который когда-то нещадно раскритиковал поэму нашего земляка “Трызна мінуўшчыны”. Однако, ставя под сомнение поэтические способности Драздовича, о его художественной и исследовательской работе классик высказывался уже совсем по-другому: "Редкий клад, которому когда-то и цены не будет".

Действительно, вряд ли найдется среди уроженцев Глубоччины такая же разносторонняя личность, как Язеп Дроздович. Он был и археологом, и этнографом, и поэтом, и писателем, и скульптором, и резчиком по дереву... И даже неплохим хиромантам! Однако современникам дядька Язэп наиболее известен как талантливый художник. С самого начала своей творческой деятельности Язеп Нарцизович проявил себя как художник исторической темы, которую не покидал до конца жизни. Это и серии графических работ («Дисенщина», «Древний Минск», «Заславль», «Глубокое», «Новогрудок и Новогрудчина» и др.), которые можно смело считать отличными источниками по изучению истории архитектуры Беларуси; и живописные картины с изображениями исторических личностей нашего края («Всеслав Чародей в порубе под палатами киевского князя», «Погоня Ярилы», «Песня Баяна», «Перстень Всеслава Чародея», портреты Франциска Скорины и Франтишка Богушевича).